Эйнемъ Шоколадъ: как немцы сделали жизнь россиян слаще

Ira Golenkova Photography Увеличить картинку (© Ira Golenkova Photography) В далеком 1850 году молодой немец Фердинанд Теодор фон Эйнем отправился покорять Москву. Именно так началась история одного из старейших кондитерских предприятий России – легендарного "Красного Октября".


Горя желанием непременно открыть в России свое дело, уроженец из городка Бад-Бельциг Королевства Вюртемберг занялся производством пиленого сахара, а уже через год Эйнем открыл на Арбате, 17 небольшую мастерскую по производству шоколада и конфет с пекарней и кондитерской-кафе. Прибыльные заказы в годы Крымской войны, начавшейся в 1853 году, позволили Эйнему быстро расширить производство благодаря поставкам сиропа и варенья для раненых и арендовать фабрику из шести цехов на Мясницкой, 38.

В 1857 году к Эйнему присоединился еще один предприимчивый немец, Юлиус Фердинанд Гейс (1832), также подданный Королевства Вюртемберг. Накопив достаточно средств, немцы заказали из Европы новейшую паровую машину, открыли на Театральной площади кондитерский магазин и построили первое трехэтажное здание фабрики на Софийской набережной.

"Сладкий" бизнес Федора Карловича и Юлия Федоровича, отныне называвших себя на русский манер, быстро пошел в гору: объемы заказов росли, а вслед за ними и ассортимент: конфеты, пастила, печенье, бисквиты, пряники. Только ванильного шоколада выпускалось сразу несколько сортов: "Царский", "Княжеский", "Боярский", "Столичный", "Американский", "Всемирный", "Спорт", "Фаворит" и другие.

Фердинанд Теодор фон Эйнем Увеличить картинку Фердинанд Теодор фон Эйнем (© Красный Октябрь) Обходить конкурентов удавалось не только благодаря богатству ассортимента, но и активному брендингу: шелковые, бархатные и кожаные коробки украшались картинами известных русских художников, а внутри коробок покупатели с приятным удивлением находили подарочные открытки или ноты с мелодиями композитора Карла Фельдмана: "Шоколадный вальс", "Вальс-монпансье", "Кекс-галоп", "Танец какао". В небе над Москвой кружили дирижабли с призывом покупать шоколад "Эйнемъ".

Неудивительно, что еще до официального учреждения в 1867 году в качестве "Товарищества паровой фабрики шоколадных конфектъ и чайныхъ печеній Эйнемъ", фабрика успела  получить награды на мануфактурных выставках: бронзовую медаль 1864 в Одессе и серебряную медаль 1865 в Москве. Дальше – больше: в 1896 году на Всероссийской промышленно-художественной выставке в Нижнем Новгороде "Эйнемъ"  получил золотую медаль и право печати на упаковке герба России, а в 1900 году на всемирной выставке в Париже – Гран-при за ассортимент и качество продукции. В 1913 году фабрика стала поставщиком двора Его Императорского Величества.

С каждого проданного фунта нового печенья немецкие предприниматели жертвовали пять копеек серебром. Половина суммы поступала благотворительным заведениям Москвы, а другая половина – Немецкой школе для бедных и сирот. Юлиус Гейс был председателем благотворительной Евангелической ассоциации в Москве и дважды получал орден Св. Станислава за заслуги в сфере благотворительности.  

Неплохие по тем временам условия были созданы и для работников фабрики. Первый рабочий день "подслащался" в прямом смысле: новичкам во время ознакомительной экскурсии разрешали пробовать любые сладости. Кондитеров обеспечивали одеждой и обувью, предоставляли общежитие и питание в столовой. Больничная касса оказывала нуждающимся материальную помощь. После 25 лет работы человек получал памятный серебряный нагрудный знак, разные льготы и пенсию. При фабрике была собственная школа кондитеров, кружки, хор мальчиков.
 
Эйнем умер в 1876 году в Берлине в возрасте пятидесяти лет, но по его предсмертной просьбе похоронен был в Москве, на Введенском кладбище. Он не оставил наследников, поэтому Гейс выкупил фабрику полностью. В 1889 году предприниматель заказал строительство более просторной фабрики на Берсеневской набережной. Одним из первых зданий стал производственный корпус архитектора А.В. Флодина. В 1905–1907 годах по проекту А.М. Калмыкова возвели ещё несколько корпусов и доходных домов. Легендарный ансамбль из красного кирпича сформировался окончательно в 1914 году и был признан уникальным памятником российской промышленной архитектуры.

Гейс умер в 1907 году в Москве, и пятеро из его девяти сыновей переняли руководство фабрикой. В честь Гейса в Москве был открыт фонд помощи бедным. Когда началась Первая мировая война, один из сыновей, Вольдемар Гейс, остался руководить производством и принял российское подданство. Он организовал лазарет для раненых русских солдат, отправлял на фронт вагоны с печеньем и жертвовал деньги на армейские нужды.

После революции "Эйнем" национализировали и переименовали в кондитерскую фабрику №1, а в 1922 году она получила нынешнее название, "Красный Октябрь". Но "немецкий" бренд оценивался настолько высоко, что на протяжении нескольких лет рядом приписывали название "Бывш. Эйнемъ".  

Ira Golenkova Photography Увеличить картинку (© Ira Golenkova Photography) В 2007 году цеха "Красного октября" были выведены на северо-восток города, и фабрика начала новую жизнь в качестве арт-кластера  с архитектурными бюро, дизайн-студиями, шоу-румами, художественными галереями, арт-хостелом, а также стала центром богемной Москвы с модными ночными клубами и гастрономическими ресторанами. Подробная схема фабрики и описание "Красного октября" можно найти на официальном сайте:  www.redok.ru

Сегодня в честь отца-основателя фабрики, Фердинанда фон Эйнема, кондитеры "Красного Октября" изготавливают наборы конфет ручной работы "Эйнемъ". Каждая конфета выполнена в своём индивидуальном стиле и имеет свой вкус.  На коробках изображена Москва будущего глазами художников середины XIX века — с аэросанями на Ленинградском шоссе, аэропланами над Лубянской площадью и тенями дирижаблей на Кремле...

Ира Голенкова

Эйнемъ Шоколадъ

picture-alliance / akg-images

Присоединяйтесь к нам

Отель Адлон – с видом на историю

picture-alliance / ZB

Унтер-ден-Линден, 77 – один из главных адресов Берлина. Здесь, прямо напротив Бранденбургских ворот, расположился фешенебельный отель Адлон. Есть в Берлине отели и подороже, и пошикарнее, однако Адлон пленяет гостей не только исключительным месторасположением, но и историей, полной мифов и легенд.

Падерборн и его песня про зайцев

picture alliance / dpa

Собор в немецком Падерборне со своим знаменитым "окном трех зайцев" (Dreihasenfenster) – своеобразный амулет, приносящий городу удачу. В честь трех русаков здесь названы карнавальное сообщество, кемпинг, автостоянка и даже сорт хлеба.