Непорочное зачатие: немецким спермодонорам придется познакомиться с отпрысками

picture alliance / dpa Увеличить картинку Целое поколение немецких детей, зачатых с помощью чужих клеток, достигло совершеннолетия и хочет знать, кто их отец (© picture alliance / dpa) Имеет ли человек, рожденный при участии банка спермы, право знать имя своего биологического отца? В 2013 году немецкий суд постановил, что "да", удовлетворив жалобу такой истицы. Это станет прецедентом, считают эксперты.


В верховный земельный суд в городке Хамм (Северный Рейн-Вестфалия) обратилась 22-летняя Сара П. Руководитель клиники в Эссене, где ее матери была проведена процедура зачатия при использовании спермы из донорского банка, поддержал интересы донора, сдававшего биологический материал на условиях анонимности. Однако суд удовлетворил жалобу Сары, заключив, что она вправе знать, кто ее отец.

Оказалось, что девушка в своем желании не одинока. Ее поддерживают участники союза Spendekinder, представляющего интересы детей, рожденных при использовании клеток анонимных доноров. Чаще всего они росли в полных семьях, где их фактическому отцу диагностировали бесплодие. Судебное решение вызвало резонанс в немецком обществе.

Еще в 1989 году Федеральный конституционный суд Германии постановил, что каждый гражданин имеет право знать о своем генетическом происхождении. Правда, оставалось неясным, как именно закон предписывает вести документацию данных о спермодонорах. И только в 2007 году было внесено уточнение: информацию необходимо сохранять в течение 30 лет. До этого момента их, как обычные медицинские документы, хранили в течение 10 лет, а после уничтожали.

"Разумеется, целью этого положения было не предоставление детям доступа к данным доноров спермы, а сама возможность в случае инфекционных заболеваний проследить путь к источнику инфекции", – поясняет врач-репродуктолог Андреас Хаммель из Эрлангена.

Почему этот вопрос встал так остро именно сейчас? Дело в том, что настало время, когда целое поколение детей, зачатых с использованием чужих клеток, достигло совершеннолетия, и у них появилось юридическое право получить ответ на вопрос "Кто мой отец?".

Точной статистики того, сколько детей появилось на свет от анонимных отцов, чью сперму предоставил донорский банк, в Германии никто не ведет. По оценкам центра репродуктивной медицины Novum, таковых порядка ста тысяч. Конечно, большинство из них о своем происхождении не знает. В обществе Spendekinder полагают, что от 5 до 10 процентов этих людей знают, что фактические отцы для них биологически чужие люди. Впрочем, другие эксперты уверяют, что эта цифра сильно завышена.

В любом случае ажиотажа среди желающих узнать подробности о биологическом отце, ждать не стоит. Из тех немногих, кто в курсе особенностей своего появления на свет, по пути Сары П. отправятся единицы. "Наша цель – сформировать сознательный подход к такой "серой" юридической области, как донорство спермы. Нам нужны конкретные правила, регулирующие вопрос доступности данных. Вообще-то о детях надо было подумать еще 20 или 30 лет назад. Но тогда они были еще совсем маленькими и не могли выдвигать требований, поэтому про нас попросту забыли", – говорит одна из сотрудниц союза Spendekinder, также рожденная от спермодонора. "В процедуре анонимной сдачи спермы для донорских целей спрашивают согласия всех участников. И только ребенок не знает, что происходит", – вторит ей Сара П., заявление которой удовлетворил суд Хамма.

Из-за новой поправки в закон некоторые доноры занервничали: не каждый обрадуется внезапному появлению в их жизни законной "кровиночки". Участники объединения Spendekinder уверяют, что им хочется лишь взглянуть на человека, подарившего им жизнь. "А чего им боятся? Они же не боялись сдавать сперму, понимали, что она будет использоваться для оплодотворения", – говорит одна из них.

Ксения Максимова