Эффект Лютера: впечатления от поездки, посвященной 500-летию Реформации

Илья Андронов, доктор исторических наук, доцент кафедры Новой и новейшей истории МГУ, этим летом принял участие в поездке в Германию, темой которой стали предстоящие празднования юбилея Реформации. О своих впечатлениях от путешествия он поделился с нами:

Группа участников программы на фоне замка Вартбург, в котором Лютер сделал первые переводы Евангелия на немецкий язык Увеличить картинку Группа участников программы на фоне замка Вартбург, в котором Лютер сделал первые переводы Евангелия на немецкий язык (© Томас Шиндилариу ) Программа Министерства иностранных дел Германии "Диалог с Германией", в которой мне выпало честь представлять Российскую Федерацию, является частью серии ежегодных мероприятий. В 2017 году основной целью программы было показать представителям научной общественности и религиозным лидерам ряда стран подход к празднованию 500-летнего юбилея Реформации, избранный светской и религиозной властями Германии. Участие в подобном мероприятии стало для меня, "действующего" историка, новым и весьма ценным опытом, тем более что среди участников программы подавляющее большинство не принадлежало к моему профессиональному сообществу. Историков "в чистом виде" было совсем немного, а людей, не принадлежащих ни к одной из христианских конфессий, почти не было вообще.


Программа была очень насыщенной. Большую часть ее составили беседы с представителями светской и духовной власти, религиозной общественности, фондов и средств массовой информации. Вторым важнейшим элементом программы стало знакомство с принятой концепцией празднования, так сказать, "в практическом применении" – посещение выставок, музейных экспозиций и подготовленных специально к празднованиям объектов. Посещение музеев удачно дополняло услышанное на встречах и беседах с официальными лицами. Очевидно, именно так и было задумано: музейные экспозиции были подобраны в программе поездки таким образом, чтобы наиболее выпукло отразить основные идеологические и историко-культурные императивы празднования. К сожалению, историко-церковная сторона вынужденно оказалась в тени – при крайне насыщенном графике поездки было бы наивно полагать, что в него можно было бы добавить что-то ещё.

Участники программы в императорской ложе Берлинского собора на Унтер-ден-Линден Увеличить картинку Участники программы в императорской ложе Берлинского собора на Унтер-ден-Линден (© Томас Шиндилариу ) Вообще музейная часть программы не только доставила эстетическое удовольствие, но и привлекла наибольшее внимание с профессиональной стороны. Если бы я уже не занимался XVI веком сам, то, возможно, начал бы заниматься им после этой поездки – настолько выигрышно были представлены темы и самые привлекательные с точки зрения исследователя моменты. Мы видели роскошные книги, сохранившиеся здания, монастырские комплексы и целые города; мы смогли оценить, что по истории XVI века имеется большое количество разнообразных и вполне доступных источников. В этой связи хочется упомянуть беседу с руководителями библиотеки по изучению истории Реформации Виттенберга д-ра Маттиаса Майнхардта и пастора Маттиаса Пионтека. Библиотека, конечно, не так велика и знаменита, как книжные собрания Вольфенбюттеля или Мюнхена. Тем не менее, нам не только показали хранящиеся в этой библиотеке разнообразные сокровища, но и дали понять, что рады исследователям из разных стран и различных конфессиональных традиций.

Встречи с руководителями государственных и церковных органов, СМИ и общественных организаций сменялись музейными визитами, дискуссии – переездами. Тем не менее, самым ценным опытом для меня стали беседы с товарищами по поездке. Кандидатуры для участия в программе были подобраны таким образом, чтобы знакомства между ними представляли максимальный интерес для всех участников. Опыт и авторитет предстоятелей церкви привлекал интерес журналистов и историков; замечательные личные качества служили ценным дополнением профессиональным достижениям специалистов. За столом затрагивались самые различные темы, поскольку были представлены все населенные континенты, основные конфессии и идеологические традиции. Разговоры за ужином часто приводили к дроблению группы на кружки по интересам и затягивались за полночь. Важнейшим стимулом к оживленному общению была великолепная кухня, качеству которой организаторы уделили особое внимание.

Организация вообще была на высочайшем уровне: отели были превосходны, транспорт чист, быстр и пунктуален. Расписания соблюдались практически идеально, и даже природные катаклизмы не смогли этому воспрепятствовать. Особую благодарность за отличную организацию поездки следует адресовать Институту международных отношений ifa; поездка началась встречей с д-ром Зигрид Биас-Энгельс, руководителем проектной группы "Юбилей Реформации". На этой встрече были обозначены общие горизонты юбилейных мероприятий и основные принципы их организации и проведения в национальном масштабе. Закончилась программа беседой с Михаэлем Райффенштюлем, заместителем директора по вопросам культуры и коммуникаций МИД Германии. Не будет преувеличением сказать, что все участники ощущали себя дорогими гостями, которых принимали радушные хозяева.

Как же празднуют юбилей в Германии? С самого начала поездки стало очевидно, что государство и церковь стремятся организовать и провести празднование самостоятельно, не прибегая к поддержке друг друга. Более того, отсутствие совместной церковно-государственной перспективы празднования было развернуто обозначено в самом начале поездки; очевидно, этот тезис является основополагающим в концепции празднования. Каждая из двух сил при этом исходит из ясного посыла. Для лютеранской церкви Германии Лютер – основатель, а событие 500-летней давности – символический акт, от которого просто удобно вести отсчет времени. Церковь развивается, множится, охватывает весь мир (очень показательна выставка "Эффект Лютера" в Мартин-Гропиус-Бау в Берлине) и переходит к интенсивному диалогу с другими конфессиями, а затем – и отступает с авансцены, оставляя ее более широкому и плодотворному вне-религиозному дискурсу. Для государства Лютер является крайне выигрышной фигурой, поскольку демонстрирует позитивный вклад немецкой культуры в общемировую копилку.

Что можно возвести к Лютеру, кроме новых путей в богословии и церковном строительстве?
Конечно, новую этику, мораль, утверждающиеся новые ценности западной цивилизации. Цель ясна, горизонты определены, однако неизбежно возникают некоторые трудности. Как можно возвести к 1517 году идеалы веротерпимости и толерантности в более широком смысле, если сам Лютер отличался прямо противоположными качествами? Выход найден: событию 1517 года придан символический смысл, а дальнейший исторический процесс обретает в мероприятиях празднования объективный характер, не зависящий от личных предпочтений и слабостей характера Мартина Лютера.

В то же время Лютер не только является "стартовой точкой", но олицетворяет целую эпоху, является ее квинтэссенцией. Достаточно вспомнить "мастер-классы" по книгопечатанию, письму пером и даже переводу с древнегреческого, организованные для школьников музеями Айзенаха. Сегодняшним немцам нужен положительный образ из прошлого, имеющий всемирное значение и несущий позитивный заряд для всего человечества. В этом отношении Германии, безусловно, повезло – далеко не у каждой нации есть такой человек в ее историческом багаже. Не будет преувеличением сказать, что Лютера и его наследие изучают во всех странах, он является центральной фигурой во всех историографических традициях. Попытка поиска такого человека в России в самом конце ХХ века вылилась в тенденцию к непомерному возвеличиванию Пушкина, но вскоре все прекратилось – изменился политический курс. Сегодня мы можем видеть, в частности, как остро нуждающееся в таком положительном образе российское общество ищет триумф своей исторической роли в победе во Второй мировой войне, что приводит к попыткам исторической реабилитации Сталина. Положительный образ для сегодняшнего общества становится более востребованным, чем историческая истина, которая в то же время может оказаться более важной для других народов и обществ. Это верно не только для России.

Такой подход вынужденно инструментализирует историю. Он неизбежно приводит к фрагментации восприятия прошлого, к разрушению контекста. Этот подход обусловил и главный дефект празднования для историка извне Германии, заключающийся в повсеместном навязчивом  присутствии Лютера, в своеобразном "культе" его личности. Множество мероприятий, проводимых по всей Германии в 2017 году, касаются быта, профессий, семейной жизни в XVI веке, церковным общинам и другим аспектам прошлого, направленным на воссоздание культурной среды, в которой зарождалась Реформация. Тем не менее, в музейных экспозициях и выставках мы практически совсем не видим контекста, собственно Реформации как массового течения. В празднованиях 2017 года в Германии Лютер присутствует гораздо ярче, чем другие Отцы Реформации, единомышленники и современники (Мюнцер, Карштадт и другие – только коллегам-переводчикам Библии было уделено должное внимание), чем даже Кальвин.

Всемирное значение Лютера понимается в основном в плане воздействия на мораль и этику, но не на церковь! "За кадром" остались реформатские церкви Голландии, Англии, США и других стран, появившиеся в конце XVII века многочисленные новые конфессии. Выставки не формируют представления о массовости Реформации и ее объективной необходимости, о многочисленных корреспондентах Лютера, о среде, из которой он вышел. На колоссальной панораме в Виттенберге "Лютер 1517", выполненной известным берлинским художником Ядогаром Азизи, Лютер изображен 6 раз в пределах одного полотна. Противников (представителей римской Курии и поддерживающего ее клира) примерно столько же. Единственный из единомышленников, о котором упомянул экскурсовод, – это Томас Мюнцер, представлявший радикальное крыло; других я не увидел.

Некоторые располагавшиеся в Айзенахе (городе, в котором мы посетили несколько объектов) выставки прошли совсем рядом с нами, но нас не коснулись. Мне удалось посетить любопытную постоянную экспозицию в Доме Лютера, но на интереснейшую выставку о восприятии Лютера и его выступлений римской Курией просто не хватило времени… Отсутствие времени на посещение этой выставки представляется символическим. Научный интерес не должен превалировать в обстановке общенародного и общегосударственного празднования, если он способен стать почвой для каких бы то ни было конфликтов, даже профессиональных, совершенно абстрактных и тематически полностью находящихся в прошлом.

Лютер прибил тезисы на врата виттенбергского собора. Что можно праздновать, отмечая это событие? Конечно, символическое значение этой дате было придано не при жизни Лютера, а сто лет спустя, в 1617 году (мистическим выглядело совпадение со столетним промежутком между выступлениями Яна Гуса в 1417 году и Мартина Лютера в 1517). С тех пор 17 год каждого столетия отмечался празднованием. В наши дни юбилей отмечается в особенной обстановке. Многочисленные новые вызовы современности требуют переоценки многих базовых ценностей, гибкости общества перед лицом неизвестных ранее опасностей. Удобно, что прибитие тезисов (кстати, называвшееся по-латыни publicatio) само по себе нисколько не являлось поворотным событием. Что оно могло бы символизировать? Переход борьбы протестующих в лоне церкви в практическую плоскость? Начало церковного раскола? Начало перехода к обмирщению церковных структур или даже в более широком смысле к секуляризации массового сознания? Все эти аспекты были бы возможны, однако каждый из них мог бы потребовать конкретики в трактовке, а конкретика быстро задела бы чьи-то чувства. Поэтому в 2017 году в Германии празднуется просто Лютер. Человек, в жизни которого была масса более значимых событий, более решительных действий, более ярких сочинений и более опасных ситуаций. В стране, чья богатая событиями история породила в XVI веке невиданное по массовости, размаху и продолжительности и, вероятно, еще не до конца осознанное явление – Реформацию.

Илья Андронов

Об авторе: 

Илья Андронов, доктор исторических наук, доцент кафедры Новой и новейшей истории МГУ. Родился в Пензе в 1968 г.
Закончил исторический факультет МГУ. После окончания посвятил себя изучению Новой истории Европы. Более 20 лет преподает в университете. В фокусе его интересов находится историография Западной церкви XVI-XVII вв., в особенности вопросы полемики между представителями лютеранской церкви и их оппонентами-католиками. Автор многочисленных статей и публикаций. Владеет итальянским, английским, немецким языками.

Присоединяйтесь к нам

500 лет Реформации: из прошлого в будущее

Памятник Лютеру в Виттенберге

В Германии с размахом отмечают 500-летие Реформации. В юбилейный год по всей стране проходят выставки, посвященные Мартину Лютеру. Но самые значимые события по праву происходят в городе Лютера Виттенберге. На днях там начали работу сразу три новых проекта.

В Виттенберге открылась панорамная выставка "Лютер 1517"

Автором панорамы стал известный берлинский художник Ядогар Азизи

31 октября в Германии официально стартует юбилейный год, посвященный Мартину Лютеру. По всей стране будут проходить культурные мероприятия, приуроченные к 500-летию Реформации, а саму круглую дату отметят в следующем году. Одним из наиболее значимых событий юбилейного года заявлена панорамная выставка в родном городе богослова, Виттенберге. Экспозиция открылась на днях.

"Досье" Лютера включили в список ЮНЕСКО

picture alliance / dpa

Так называемое "досье" Мартина Лютера стало частью Всемирного наследия ЮНЕСКО. Это ранние манускрипты, письма и печатные издания, хранящиеся в  одиннадцати немецких библиотеках.

"Эффект Лютера": 500 лет протестантизма в культурах мира

Мартин Лютер в окружении реформаторов, 1625/1650 гг.

12 апреля в Берлине открывается выставка Немецкого исторического музея, посвященная  500-летнему юбилею Реформации. "Эффект Лютера" расскажет об истории развития протестантизма в мире, которая охватывает пять столетий и четыре континента.