Сотворение Рима: Иоганн Иоахим Винкельман и его поворот к Античности

Портрет Иоганна Иоахима Винкельмана кисти Антона ф. Марона, 1768 год Увеличить картинку Портрет Иоганна Иоахима Винкельмана кисти Антона ф. Марона, 1768 год (© picture-alliance / akg-images) Среди скульптур, украшающих здание Нового Эрмитажа в Петербурге, эта сразу бросается в глаза. Мужчина, одетый одновременно и в камзол, и в тогу, опирается на фрагмент античной статуи. К одному из главных российских музеев этот персонаж, немец по происхождению, не имеет прямого отношения, но если бы не его работы, никакого Эрмитажа могло бы и вовсе не быть. 9 декабря исполнилось 300 лет со дня рождения Иоганна Иоахима Винкельмана – основоположника современных представлений об античном искусстве и археологии.

В отличие от большинства мыслителей своей эпохи Иоганн Иоахим Винкельман не имел ни титулов, ни богатства. Он родился в семье бедного сапожника из городка Штендаль и лишь благодаря своим способностям попал в хорошую школу, предназначенную для учеников из куда более зажиточных домов. Оттуда он поступил в одну из берлинских гимназий, а после изучал теологию в Галле и медицину в Йене. Однако настоящей его страстью была Древняя Греция: поэмы Гомера, труды Геродота, трагедии Софокла и трактаты Платона.

По окончании университета он какое-то время зарабатывал на жизнь репетиторством. Служил учителем и помощником ректора гимназии в провинциальном Зеехаузене. Лишь в 1748 году, в возрасте 30 лет, Винкельман поступил на службу к графу Генриху фон Бюнау и переехал в замок Нётниц под Дрезденом. Здесь в его распоряжении оказалась одна из самых крупных европейских частных библиотек XVIII века: архив Бюнау насчитывал более 42 тысяч томов. Новый сотрудник помогал составлять для нее каталог, а также готовил выписки и другие материалы для книги "Немецкая императорская история", которую писал граф.

Иоганн Иоахим Винкельман, копия с портрета кисти Ангелики Кауфман 1764 года Увеличить картинку Иоганн Иоахим Винкельман, копия с портрета кисти Ангелики Кауфман 1764 года (© picture-alliance / akg-images) В 1755 году выходит первая самостоятельная работа Винкельмана – "Размышления о подражании древнегреческим шедеврам в живописи и скульптуре". Она была вдохновлена теми образцами античного искусства, с которыми ученый смог ознакомиться в Дрездене. Однако автор и сам понимал, что этого недостаточно: за более представительной выборкой нужно было ехать в Рим. Друг графа Бюнау, папский нунций при саксонском дворе кардинал Альберико Аркинто пообещал ему помочь, но поставил одно условие: переход из лютеранства в католичество. Для той эпохи это был серьезный шаг, означавший разрыв со старым окружением, отход от семейных традиций и вечное клеймо религиозного отступника. Но Винкельман так хотел попасть в Италию, что согласился без всяких раздумий.

Радость от переезда в Рим была омрачена смертью его покровителя. Впрочем, ученого тут же согласился принять у себя соперник Аркинто – кардинал Пассионеи, директор Ватиканской библиотеки. От него Винкельмана, уже заслужившего к тому времени репутацию знатока Античности, переманил к себе кардинал Алессандро Альбани, известный коллекционер и любимец папы, увлекавшийся к тому же археологическими раскопками.

Обложка первого издания "Истории античного искусства" Винкельмана Увеличить картинку Обложка первого издания "Истории античного искусства" Винкельмана (© picture alliance / akg-images) В период с 1758 по 1767 гг. ученый совершил четыре экспедиции к руинам Помпей, Геркуланума и Стабии – городов, некогда располагавшихся у подножия Везувия и разрушенных его извержением. Первые научные работы об археологических находках в этих местах принадлежат именно ему. Кроме того, Винкельман получил возможность изучить древнегреческую архитектуру на примере храмов Пестума. В 60-е годы его карьера достигла своего пика: в 1763-м немец был назначен папским антикварием и «президентом древностей» Ватикана. Через год вышел главный труд всей его жизни – "История античного искусства".

До Винкельмана антикварные ценности, скульптуры и любые имеющие отношение к искусству древние объекты подробно описывались, но в этом описании чаще всего не было никакой системы, никаких попыток комплексного анализа. Получалось, что вещь изучали отдельно от той среды, в которой она когда-то существовала. Немецкий ученый противопоставил этой распространенной практике другой метод. Взяв из литературоведения понятие "стиля", он перенес его на античные искусства, выдвинув идею о том, что "стили" сменяют друг друга, и признаки каждого из них тесно связаны с той или иной исторической эпохой. Это был совершенно новый подход к древностям: теперь они оценивались как материал для построения и проверки научных гипотез, как источники научного знания.

Один из экспонатов выставки в Музее Винкельмана Увеличить картинку Один из экспонатов выставки в Музее Винкельмана (© picture-alliance/ ZB) Еще одной его знаменитой работой является книга "Неопубликованные античные памятники, с объяснениями и иллюстрациями". Винкельман сам подготовил ее к печати и издал за свой счет. В ней он не только представлял читателям неизвестные до тех пор скульптуры и монументы с репродукциями и подробным их описанием, но одновременно еще и пояснял и интерпретировал изображения, исходя из их мифологических корней. Эта работа считается поворотной в развитии археологической герменевтики – учения о толковании и восстановлении первоначального смысла памятников культуры, дошедших до нас в искаженном или частичном виде.

Исследования Иоганна Иоахима Винкельмана были переведены на многие языки и имели огромное влияние на умы его современников. Им восхищались все немецкие романтики, от Гёльдерлина до Шиллера. О встрече с ним мечтал юный Гёте, позже посвятивший своему кумиру восторженный трактат "Винкельман и его время". "Природа вложила в него все, что создает мужа и украшает его. Он же, со своей стороны, посвятил всю свою жизнь отысканию достойного, прекрасного и замечательного в человеке и в искусстве, которое преимущественно занимается человеком", – писал будущий автор "Фауста".

То страстное увлечение Древней Грецией, которое Европа пережила в XVIII веке и которое легло в основу нового художественного стиля – классицизма, сформировалось во многом под воздействием работ немецкого искусствоведа. В XX веке его фигура пережила еще одну необычную трансформацию. Биографию Винкельмана стали рассматривать в контексте истории ЛГБТ-движения: ученый был открытым гомосексуалом, и вполне вероятно, что его интерес к культуре древних греков и буквальное обожествление этой культуры в том числе объяснялись и их куда более свободным отношением к сексуальности.

Жизнь немецкого искусствоведа оборвалась внезапно. В 1768 году он решил съездить на родину, но по дороге заболел и добрался только до Вены, где его с почестями приняла австрийская императрица Мария Терезия. После этого Винкельман двинулся в обратный путь. Недалеко от Триеста он познакомился с недавно вышедшим из тюрьмы преступником Франческо Арканджели. Тот втерся в доверие к папскому антикварию и спустя несколько дней заколол его, обворовав гостиничный номер. Позже преступника нашли и казнили.

Музей Винкельмана в Штендале Увеличить картинку Музей Винкельмана в Штендале (© picture-alliance/ ZB) В Штендале, на родине ученого, с 1940 года существует Общество Винкельмана, которое организует различные мероприятия, посвященные его памяти и творческому наследию. Оно также помогает содержать одноименный музей, открытый в здании, которое расположено на том самом месте, где когда-то находился семейный дом Винкельманов, позже неоднократно перестраивавшийся. Сейчас туда не попасть: до 26 мая 2018 года музей закрыт на реставрацию. По ее окончании там появится обновленная экспозиция, которая расскажет о деятельности человека, открывшего Античность для Европы.

Официальный сайт Общества и музея Винкельмана
Ксения Реутова

12.12.2017

Сотворение Рима: Иоганн Иоахим Винкельман и его поворот к Античности

Памятник Винкельману в его Штендале, Саксония-Ангальт

Присоединяйтесь к нам

Каспар Давид Фридрих: одиночество на холсте

Меланхоличные пейзажи вроде "Храма Юноны в Агринте" составили основу творчества Каспара Давида Фридриха

Меловые скалы острова Рюген, туманные скалы Саксонской Швейцарии и хмурые воды Балтийского моря – меланхоличные пейзажи художника Каспара Давида Фридриха, одного из главных представителей немецкого романтизма, вызывали у современников смешанные чувства. "Они поднимают на поверхность то чувство, от которого большинство стремится убежать, а именно – одиночество", – писал его друг, художник Вильгельм фон Кюгельген. В мае этого года исполняется 175 лет со дня смерти художника.

Свой среди чужих: "немецкая" жизнь русского авангардиста Кандинского

Василий Кандинский, "Дома на холме", этюд, 1909.

Один из самых известных русский художников Василий Кандинский в начале XX века разжег огонь экспрессионизма в Германии. Немцы считают его «своим» художником. Да и сам Кандинский в одном из своих писем писал, что только наполовину русский и что его дом – в Мюнхене. Он не только уехал из России, но и получил немецкое подданство, да и предки художника по матери были из прибалтийских немцев. Классик авангардистского искусства родился 150 лет назад, 16 декабря по новому стилю.

Макс Эрнст: дадаист, сюрреалист, провидец и хулиган

Макс Эрнст, "Леонора в утреннем свете", 1940

"Красота – это случайная встреча швейной машинки и зонтика на операционном столе", – утверждал немецкий дадаист и сюрреалист Макс Эрнст. В его творчестве техника "спонтанного" письма сочеталась с уходом от повседневности, картинами из мира снов и фантазий, иронией и юмором. 2 апреля исполняется 125 лет со дня рождения художника.