Сокровище из коммуналки: в Эрмитаже открылась выставка братьев Хенкиных

Одна из работ, представленных на выставке Увеличить картинку Одна из работ, представленных на выставке (© Olga Maslova Walther ) О том, как выглядели Ленинград до блокады и Берлин до войны, мы знаем в основном по официальным фотографиям. Совсем другое дело – любительские архивы, авторы которых стремились поймать в свой объектив повседневность, то самое "сегодня", которое всегда так быстро исчезает, превращаясь во "вчера". Открывшаяся в Главном штабе Эрмитажа экспозиция братьев Хенкиных показывает обитателей Ленинграда и Берлина 20-30-х годов в совершенно новом ракурсе.

Отобранные для выставки снимки (их всего 142) – лишь малая часть огромного архива, состоящего из семи тысяч изображений. Коробки с пленками долгие годы хранились в старой коммунальной квартире на Невском проспекте – родственники братьев Хенкиных берегли их как семейную реликвию. О том, что содержимое коробок может попасть прямиком в Эрмитаж, они даже не задумывались.

Евгений и Яков Хенкины родились в Ростове-на-Дону в семье состоятельного фабриканта. Их пути разошлись сразу после окончания гимназии. Старший брат Евгений уехал в Германию и поступил в Берлинскую высшую техническую школу (сейчас это Берлинский технический университет). Из вуза его вскоре отчислили, и он начал зарабатывать игрой на терменвоксе, гастролируя по всей стране. Младший Яков, бухгалтер и инженер-экономист, выбрал Ленинград. Он переехал туда с семьей и работал на фабрике "Светоч" и на заводе "Союз".

Olga Maslova Walther Увеличить картинку (© Olga Maslova Walther ) Оба брата увлекались фотографией – на любительском, а не профессиональном уровне. Оба снимали города, в которых оказались. Погибли они с разницей в несколько лет. Из-за роста антисемитских настроений Евгений в 1936-м вынужден был вернуться на родину. Через год его арестовали и расстреляли как "немецкого шпиона". Яков ушел добровольцем на фронт и скончался от ран в полевом госпитале в первые месяцы Великой Отечественной. Домашний архив, в котором снимки из довоенного Ленинграда перемешались со снимками из довоенного Берлина, сохранился благодаря сестре Хенкиных Софье и вдове Якова Фриде.

О том, что любительская фотография начала XX века – это непаханое поле для музейных кураторов, известно давно. Достаточно вспомнить историю Вивиан Майер – скромной няни из Нью-Йорка, асоциальной Мэри Поппинс, негативы которой случайно были обнаружены на распродаже после ее смерти в доме престарелых. При жизни Майер никому не показывала свои снимки. Теперь же они разъезжают по главным музеям мира, а саму няню провозглашают одним из лучших уличных фотографов прошлого столетия.

Olga Maslova Walther Увеличить картинку (© Olga Maslova Walther ) Отныне в России тоже есть открытая спустя десятилетия фотографическая сокровищница. При этом архив братьев Хенкиных уникален не просто как документ эпохи. Собранные вместе, их фотографии выходят за рамки географии и исторических дат и создают пространство более широкое, чем Берлин и Ленинград 20-х и 30-х годов, – пространство смысловое, художественное и идейное.

Снимки Хенкиных удивительным образом рифмуются между собой. Братья, даже будучи в разлуке, часто выбирали одни и те же сюжеты. Вот уличное кафе в Ленинграде – а вот столики под открытым небом в Берлине. Вот размещенные для вдохновения молодежи цитаты Сталина – а вот развеска лозунга "За немецкий социализм!". Вот физкультурники после первомайской демонстрации – а вот спортсмены из Германии. Вот две красавицы перед витриной парикмахерской в Берлине – а вот модница из Ленинграда с той же прической и подписью "бубикопф" (Bubikopf – "голова мальчика", стрижка даже в СССР сохранила свое немецкое имя).

Olga Maslova Walther Увеличить картинку (© Olga Maslova Walther ) Столицы двух империй в объективах братьев переживают самую масштабную трансформацию за все время своего существования. Пройдет меньше десятилетия, и один город будет намертво взят в кольцо блокады, а второй – почти уничтожен бомбежками. Однако люди, запечатленные на снимках, об этом еще не догадываются. Фотографии Хенкиных вообще очищены от идеологии – она присутствует лишь в качестве фона, который невозможно заменить на другой в силу объективных обстоятельств. Общественное у братьев всегда чередуется с частным. На выставке представлено множество замечательных портретов – безымянных поваров, военных, рабочих, музыкантов и просто случайных прохожих. Снимки Хенкиных фиксируют размеренную и текучую повседневность, которая при всем своем кажущемся постоянстве на самом деле мимолетна и быстро превращается в удобрение для большой истории.

Сама экспозиция воспроизводит интерьер старой любительской фотолаборатории. Повсюду красный свет, часть фотографий подвешена на прищепках, другая часть плавает в ванночках для проявки. Чтобы рассмотреть все в деталях, придется присесть на скамейку: те же снимки, но уже в нормальном свете, выводятся на стену с помощью проектора. Чем дальше от нас XX век, тем чаще путешествие в его глубины будет начинаться не с исторического учебника, а с фотографии. Надо бы к этому привыкнуть.

Выставка "Братья Хенкины: открытие. Люди Ленинграда и Берлина 1920-1930-х годов" открыта в Главном штабе Государственного Эрмитажа до 24 сентября.

Официальный сайт – www.hermitagemuseum.org
Ксения Реутова

04.07.2017

Присоединяйтесь к нам

Корабли лавировали: в Эрмитаже открылась выставка Ансельма Кифера

Ансельм Кифер. Велимиру Хлебникову. Новое учение о войне. Судьбы народов

Один из главных художников современной Германии посвятил новый цикл своих работ Велимиру Хлебникову. Опираясь на философские трактаты русского поэта, Кифер размышляет о войне, мире и судьбах народов. Для российской публики эта экспозиция – огромная удача: до нынешнего проекта немецкого классика ни разу не выставляли в России.

documenta 14: Парфенон из запрещенных книг, или чему этим летом Кассель учится у Афин

Cамый крупный арт-объект documenta 14 – Парфенон из книг

Главная выставка современного искусства в мире documenta в этом году проходит сразу в двух городах – Касселе и Афинах. В греческой столице экспозиция открылась еще в начале июня, недавно выставка начала свою работу и в Касселе. Девиз documenta 14 – "Учиться у Афин", и это не столько про искусство, сколько про политику.

Планы на лето: календарь культурных событий Германии

"Книжный парфенон" аргентинской художницы Марты Минухин станет одним из главных экспонатов Documenta в Касселе

Даже в сезон отпусков жизнь в немецких городах не замирает. Концерты, фестивали, кинопоказы под открытым небом и выставки, которые случаются лишь раз в пять или десять лет, – этим летом туристам будет на что посмотреть и будет о чем вспомнить. Germania-online рассказывает, куда ехать за самыми яркими впечатлениями.

"Золотой лев" для "Фауста": немецкие художники покорили Венецианскую биеннале

"Фауст" – высказывание Анне Имхоф о механике власти, о подчинении и сопротивлении толпы

Две главные награды важнейшей выставки современного искусства – за лучший национальный павильон и лучшую работу основного проекта – уезжают в Германию. "Золотые львы" достались новой звезде немецкой арт-сцены, 39-летней Анне Имхоф и 77-летнему классику Францу Эрхарду Вальтеру.