Клаус Кински: человек безумный

Клаус Кински (фото 1975 года) Увеличить картинку Клаус Кински (фото 1975 года) (© picture alliance / United Archives) "Каждый седой волос на моей голове я называю Кински", – сказал как-то Вернер Херцог. Этого актера считали самым неуживчивым человеком на свете, психопатом с манией величия, глупцом, отказавшим великим режиссерам и испортившим свою карьеру. Сам он называл себя гением и не останавливался ни перед чем, чтобы по-настоящему прожить каждую свою роль. 23 ноября исполнилось 25 лет со дня смерти Клауса Кински.

Актерская карьера Клауса Кински началась в необычном месте: первый театральный опыт он приобрел в британском лагере для военнопленных в 1944 году. Самодельные пьески, которые ставили заключенные по просьбе начальников лагеря, должны были поднять моральный дух немецких солдат, уже осознавших, что Вторая мировая проиграна. Для Кински этот театр и стал самым сильным военным потрясением: призвали его в армию только в 1943-м, так что повоевать он толком не успел. В лагере он выступал под своим настоящим именем – Николаус Накшиньский. Звучный псевдоним Клаус Кински (на самом деле это фамилия чешского аристократического рода, к которому актер никакого отношения не имел) появился в конце 40-х.

Клаус Кински Увеличить картинку Клаус Кински (© picture alliance / Keystone) Вернувшись в Германию, 20-летний юноша начал играть сначала в провинциальных, а потом и в берлинских театрах. Но уже тогда взрывной характер будущей легенды немецкого кино давал о себе знать: Кински не мог ужиться ни с одним режиссером, в течение нескольких месяцев настраивал против себя всю трупу и в итоге со скандалом увольнялся. В начале 50-х череда профессиональных неудач довела его до психиатрической клиники, где ему поставили диагноз "шизофрения". В 1955-м он предпринял две попытки самоубийства.

Отношения с кино складывались у Кински лучше, чем с театром. В кино не надо было месяцами работать над одним спектаклем, и свою роль он все-таки иногда успевал завершить до того, как его возненавидят все члены съемочной группы. Правда, особой разборчивостью он тогда не отличался и снимался во всем подряд.

Клаус Кински в сцене из фильма "Иисус Христос спаситель" Увеличить картинку Клаус Кински в сцене из фильма "Иисус Христос спаситель" (© picture alliance / dpa) Подходящая замена театральной жизни тоже нашлась: Кински блестяще читал стихи и монологи, его декламации Гёте, Шиллера, Брехта и Ницше издавались на грампластинках, а сам он ездил в многомесячные туры по городам Германии. Правда, и тут не обошлось без странностей. Войдя в какой-то образ, Кински потом долго не мог из него выйти и продолжал общаться с окружающими то от лица средневекового поэта Франсуа Вийона, то князя Мышкина из "Идиота" Достоевского, то Иисуса Христа, которому актер посвятил отдельный тур. Публика охотно раскупала билеты на эти представления, но не столько для того, чтобы послушать поэзию, сколько ради того, чтобы увидеть беснующегося артиста: на сцене Кински кричал, визжал, ломал микрофоны и ругался с самыми активными зрителями.

В один из перерывов между выступлениями актер на три месяца поселился в Мюнхене в небольшом пансионе, где, кроме него, жили еще несколько семей. Хозяйка квартиры и другие жильцы не сразу поняли, с кем имеют дело. Однажды Кински на двое суток оккупировал ванную с туалетом и в приступе ярости разнес все внутри в щепки – в помещении не осталось ни одного целого предмета. Когда он наконец оттуда вышел, то увидел перед собой одного из соседей, 13-летнего подростка, который смотрел на него со смесью ужаса и восхищения. Этим мальчиком был будущий классик немецкого кино Вернер Херцог.

Клаус Кински Увеличить картинку Клаус Кински (© picture alliance / KEYSTONE / Keystone) В середине 60-х Кински получает две заметные роли у отличных режиссеров: в "Докторе Живаго" Дэвида Лина он играет сосланного в лагерь анархиста, в "На несколько долларов больше" Серджио Леоне – члена преступной банды главного злодея.

В 1972-м Кински снова встречается с Вернером Херцогом, и молодой режиссер предлагает ему главную роль в фильме "Агирре, гнев Божий" – истории об экспедиции испанских конкистадоров, искавших в Южной Америке мифическую страну Эльдорадо. Легендой стал не только сам фильм, но и его съемки, проходившие в Перу. Никаких условий для кинопроизводства там не было, малочисленная съемочная группа жила в бараках. Кински устраивал скандалы, регулярно грозился уехать обратно в Германию, жаловался на дождь, москитов и злых обезьян, во время одной из сцен чуть не размозжил голову статисту бутафорским мечом. Апофеозом всего этого стала бурная ссора между артистом и постановщиком: Херцог заявил, что если Кински действительно начнет собираться домой до окончания съемок, то он достанет ружье и сначала застрелит актера, а потом застрелится сам. Кински потом утверждал, что, произнося эти слова, режиссер уже держал его под прицелом, но Херцог это не раз отрицал.

Клаус Кински и режиссер Вернер Херцог (слева) обнимают итальянскую актрису Клаудию Кардинале на премьере картины "Фицкаральдо" на Каннском кинофестивале 1982 года Увеличить картинку Клаус Кински и режиссер Вернер Херцог (слева) обнимают итальянскую актрису Клаудию Кардинале на премьере картины "Фицкаральдо" на Каннском кинофестивале 1982 года (© picture-alliance / AFP) Их сотрудничество, построенное на странном сочетании взаимной любви и ненависти, продолжалось почти 15 лет. После "Агирре" Херцог снял Кински в фильме "Носферату – призрак ночи", где актер сыграл страдающего от любви вампира. Затем была гениальная экранизация пьесы Бюхнера "Войцек" про сошедшего с ума полкового цирюльника, во время съемок которой Кински просил избивать себя как можно сильнее, чтобы фильм был "правдивее". А в 1981-м они снова вернулись в Южную Америку ради постановки "Фицкаральдо" – драмы о меломане, который хочет построить в перуанской сельве оперный театр. Там Кински довел до ручки не только режиссера, оператора и всех прочих коллег, но и снимавшееся в массовке племя индейцев, вождь которого предложил Херцогу убить актера. Тогда режиссер великодушно даровал Кински жизнь, но позже признавался, что однажды чуть сам не поджег его хижину – остановила Херцога вовремя залаявшая собака.

Клаус Кински в картине "Кобра верде" Увеличить картинку Клаус Кински в картине "Кобра верде" (© picture alliance / Keystone) Творческий союз распался после фильма "Кобра верде". Кински назвал Херцога Гитлером, объявил, что отныне будет снимать себя сам, и засел за мемуары с романтичным названием "Я жажду любви". В этой книге на режиссера обрушились все известные в немецком языке ругательства и проклятия. Впрочем, Херцог, снявший в 1999-м в память о своем лучшем актере документальный фильм "Мой любимый враг", раскрыл маленькую тайну: он был в курсе того, о чем писал Кински, и даже сам приходил к нему со словарем, чтобы помочь ему найти "достойные" эпитеты.

Картин в фильмографии Кински могло быть гораздо больше, если бы не его категоричность в суждениях о сценариях и режиссерах. Он отказал Федерико Феллини, потому что считал, что итальянец снимает плохие фильмы. Он отправил Стивену Спилбергу сценарий фильма "Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега" с комментарием "идиотически дерьмово". Он сказал "нет" Пазолини и Куросаве. Его собственная мечта стать режиссером осуществилась только наполовину: задуманный им 16-часовой (!) телевизионный фильм о музыканте Никколо Паганини в итоге уменьшился до хронометража в 1,5 часа и стал его последней большой актерской работой.

Настасья Кински Увеличить картинку Настасья Кински (© picture alliance / dpa) Кински скончался от инфаркта в 1991 году, ему было всего 65. Актерскую династию продолжили трое его детей от трех браков. Старшая дочь Пола живет и снимается в Германии, Настасья, самая знаменитая из этой тройки, давно обосновалась в США и сейчас занимается семьей, а младший сын Николай, унаследовавший экзотическую красоту своей матери, вьетнамской фотомодели Минхой, играет в театре и снимается в немецком и голливудском кино.

Ксения Реутова

23.11.2016

Клаус Кински: человек безумный

Клаус Кински

Присоединяйтесь к нам

Настасья Кински – немецкая Лолита

picture-alliance / dpa

Вим Вендерс, Роман Полански и Френсис Форд Коппола были очарованы ее самобытной красотой – ангельская наивность и дьявольская сексуальность в одном, до невозможности притягательном лице. Настасья Кински кружила голову сотням поклонников, но разорвала всякие отношения с главным мужчиной ее жизни – отцом Клаусом Кински.

Бруно Ганц: доля ангела

Бруно Ганц

После первого появления на экране ему советовали забыть о кинематографе. К счастью, он не послушался, и мир получил печального ангеля Дамиэля в "Небе над Берлином", мудрого профессора Роля в "Чтеце", меланхоличного багетчика Циммермана в "Американском друге" и безумного фюрера в "Бункере". 22 марта исполняется 75 лет Бруно Ганцу, одному из лучших актеров немецкоязычного и всего мирового кино.

Гёц Георге: следствие ведет комиссар

Гёц Георге

Его называли "рурским Рэмбо" и сравнивали с Джеймсом Бондом, хотя он не был похож ни на первого, ни на второго. Сопоставить их можно лишь по влиянию на массовую культуру: комиссар Шимански, сыгранный Гёцем Георге, навсегда изменил лицо немецкого телевидения. На днях Германия простилась с любимым актером.

Юрген Прохнов: капитан, капитан, улыбнитесь!

Юрген Прохнов

В Голливуд попадают разными путями, но только один человек приплыл туда на подводной лодке. 10 июня исполняется 75 лет замечательному актеру Юргену Прохнову – легенде немецкого кинематографа, звезде фильмов "Das Boot", "Дюна" и "Самолет президента". Юбилей он будет отмечать в родном Дюссельдорфе.

Вождь всех времен: ушел из жизни Пьер Брис

Пьер Брис

В Германии он был популярнее, чем Ален Делон, Жан-Поль Бельмондо и Жерар Депардье вместе взятые. Его узнали и полюбили как Виннету – благородного вождя племени апачей из романов Карла Мая. 6 июня в Париже на 87-м году жизни скончался французский актер Пьер Брис.

Том Тыквер: в погоне за счастьем

У Тома Тыквера до сих пор нет профильного образования, но сейчас это уже никого не волнует

Если попросить немцев назвать имя главного из ныне живущих немецких кинорежиссеров, мнения наверняка разделятся. Но, например, в Голливуде у этого опроса будет однозначный победитель. Там неофициальным послом немецкого кино уже много лет остается Том Тыквер – папа "бегущей Лолы", постановщик "Парфюмера" и "Облачного атласа", сценарист, продюсер и композитор. 23 мая ему исполнилось 50 лет.