Харун Фароки: нечеловек-видимка

Харун Фароки Увеличить картинку Харун Фароки (© МКФ "Меридианы Тихого") Во Владивостоке открылась масштабная ретроспектива Харуна Фароки – немецкого режиссера, художника, критика и медиа-теоретика, ушедшего из жизни в июле 2014 года. В своих работах он исследовал историю XX века, анализировал его визуальную культуру и убедительно доказывал, что глазам далеко не всегда стоит верить.

Харун Фароки называл себя "самым известным из неизвестных режиссеров Германии". В этой фразе нет свойственного большим мастерам кокетства. В его фильмографии – более 70 работ, но хорошо знакома с ними только профессиональная публика. Долгие годы Фароки был режиссером для режиссеров, критиком для критиков, художником для художников. В этой уникальной роли он достиг немыслимых высот: без него, например, в немецком кинематографе никогда не появилось бы такого явления, как "Берлинская школа".

За пределами Германии его творчество начали по-настоящему изучать и исследовать только в последние десять-пятнадцать лет, в России – и того меньше. Но, кажется, чем дальше, тем чаще будет упоминаться его имя. Фароки мастерски умел анализировать время и историю, раскладывать их на составляющие, сканировать, осмыслять – и иногда даже видеть будущее.

Яркий пример творчества Фароки фильм - "Рабочие покидают фабрику" Увеличить картинку Яркий пример творчества Фароки фильм - "Рабочие покидают фабрику" (© МКФ "Меридианы Тихого") У Харуна Фароки был любимый жанр. Проблема заключается в том, что у этого жанра до сих пор нет общепринятого названия, и существует он вне традиционной жанровой системы. Это что-то вроде видео-эссе – развернутый комментарий к тому или иному историческому событию, явлению или проблеме. Иногда он сопровождается закадровым голосом, иногда обходится без него.

Один из самых ярких примеров – фильм "Рабочие покидают фабрику" (Arbeiter verlassen die Fabrik, 1995). При его создании Фароки использовал кадры мировой киноклассики и документальную съемку. Десятки режиссеров, включая пионеров кино братьев Люмьер, Чарли Чаплина и Фрица Ланга, снимали рабочих в момент завершения заводской смены. Сопоставляя эти кадры, а временами и намеренно сталкивая их друг с другом, Фароки выходит на глобальные обобщения. Он исследует границу между частным и общественным, индивидуальным и коллективным, проводит неожиданную параллель между фабрикой и концлагерем, изучает техническую эволюцию такой съемки (там, где когда-то стояла одна авторская камера, сейчас стоят десятки, но к искусству они уже отношения не имеют – это равнодушные камеры наблюдения) и, наконец, размышляет о том, где оказался спустя столетие сам рабочий, некогда шедший в авангарде исторических перемен.

Кадр из фильма "Натюрморт" Увеличить картинку Кадр из фильма "Натюрморт" (© МКФ "Меридианы Тихого") Или, например, "Натюрморт" (Stilleben, 1997) – еще одна классическая работа Фароки, где сталкиваются фламандские натюрморты XVII века и глянцевая реклама XX-го. По мысли режиссера, современные фотографы продолжают дело старинных живописцев. Они тоже искусно фиксируют неодушевленные предметы, вот только все смыслы и аллегории к нынешнему веку окончательно "выветриваются" из финального изображения. Там, где раньше каждая деталь взывала к духовному (Фароки долго и обстоятельно анализирует религиозную символику фламандцев), теперь осталось только телесное: кусок сыра на картинке нужен исключительно для того, чтобы превратить зрителя в потребителя.

Кураторы выставки и ретроспективы во Владивостоке выделяют три основные линии, проходящие сквозь творчество Фароки: государственный интервенционизм, рабочие отношения в современном мире и изображение как точка опоры для восприятия человеком мира и самого себя. Последняя, пожалуй, является ключевой. Работы Фароки можно также назвать философскими трактатами, в которых к слову добавилось изображение. Он еще в середине прошлого века понял, какие огромные изменения вносит в жизнь человечества камера и возможность бесконечного воспроизведения визуальных образов.

За фильм "Барбара" Петцольд получил в 2012 году "Серебряного медведя" кинофестиваля Беринале Увеличить картинку За фильм "Барбара" Петцольд получил в 2012 году "Серебряного медведя" кинофестиваля Беринале (© picture alliance / dpa) Фароки прекрасно разбирался и в традиционном кинематографе, игровом и документальном. Он 10 лет редактировал киноведческий журнал Filmkritik, был одним из первых студентов Берлинской академии кино и телевидения, а позже преподавал там, воспитав целое поколение немецких постановщиков. Главный его ученик – Кристиан Петцольд, самый успешный режиссер "Берлинской школы". Фароки значится соавтором сценария большинства его фильмов, от дебютной "Внутренней безопасности" (Die innere Sicherheit) до недавнего "Феникса" (Phoenix). У Фароки были и собственные игровые работы, снятые с профессиональными актерами, но особого успеха ни у публики, ни у критиков они не имели. Кажется, ему куда лучше удавался разговор с камерой, чем непосредственная работа с ней.

"Видеозаписи одной революции" Увеличить картинку "Видеозаписи одной революции" (© МКФ "Меридианы Тихого") Камера (фото- или видео – неважно) часто становилась главной героиней его картин, как, например, в сделанных совместно с румынским режиссером Андреем Ужицой "Видеозаписях одной революции" (Videogramme einer Revolution, 1992), где с помощью архивных кадров национального телевидения и съемок очевидцев было воссоздано крушение режима Чаушеску. Или как в "Картинах мира и подписях войны" (Bilder der Welt und Inschrift des Krieges, 1989), где Фароки рассказывает о том, как американские военные, фотографировавшие в 1944 году с воздуха заводы Третьего рейха, случайно сняли и Освенцим. Сняли во всех деталях – и не заметили, не обратили на этот объект никакого внимания.

"Картины мира и подписи войны" Увеличить картинку "Картины мира и подписи войны" (© МКФ "Меридианы Тихого") Подобные размышления и эксперименты привели режиссера в изобразительное искусство. В последние годы он много занимался видеоартом. В центре "Заря" покажут пять его работ, в том числе две последние – "Серьезные игры" (Serious Games) и "Параллель" (Parallel), в которых Фароки, всегда немного опережавший свое время, унесся уже в виртуальную реальность.

"Серьезные игры" были сделаны в США. Режиссер рассказывает о том, как с помощью одних и тех же компьютерных тренажеров солдаты американской армии готовятся к боям, а после избавляются от посттравматического синдрома, заново "проживая" с помощью видеоигры ситуацию, которая привела к психологической травме. XXI век стер разницу между технологиями мира и технологиями войны – теперь есть лишь "картинка", которой производители контента могут манипулировать в своих интересах. Противопоставить этой абсолютной власти изображения можно только собственный разум: Фароки учил публику не смотреть, а видеть.

Выставка Харуна Фароки "И еще кое-что становится видимым" продлится в Центре современного искусства "Заря" во Владивостоке до 30 октября. Кинофестиваль "Меридианы Тихого" показывает ретроспективу режиссера до 16 сентября.

Официальный сайт центра "Заря": www.zaryavladivostok.ru
Официальный сайт кинофестиваля: www.pacificmeridianfest.ru
Ксения Реутова

12.09.2016

Харун Фароки

picture alliance / dpa

Присоединяйтесь к нам

Кристиан Петцольд: "Кино – это то, что вращается вокруг смерти"

Кристиан Петцольд

На Одесском кинофестивале состоялась ретроспектива Кристиана Петцольда – одного из важнейших режиссеров современного немецкого кинематографа. Germania-online встретилась с постановщиком и расспросила его об успехах "Берлинской школы", российской популярности Тиля Швайгера и кризисе идентичности.

Вим Вендерс: Одиссей с немецкой Итаки

Вим Вендерс

У этого режиссера есть главные награды трех крупнейших мировых кинофестивалей: каннская "Золотая пальмовая ветвь" за "Париж, Техас", венецианский "Золотой лев" за "Положение вещей" и почетный берлинский "Золотой медведь", врученный ему полгода назад за вклад в мировой кинематограф. Выше только звезды, но он все равно продолжает творить. 14 августа Виму Вендерсу исполняется 70 лет.

Том Тыквер: в погоне за счастьем

У Тома Тыквера до сих пор нет профильного образования, но сейчас это уже никого не волнует

Если попросить немцев назвать имя главного из ныне живущих немецких кинорежиссеров, мнения наверняка разделятся. Но, например, в Голливуде у этого опроса будет однозначный победитель. Там неофициальным послом немецкого кино уже много лет остается Том Тыквер – папа "бегущей Лолы", постановщик "Парфюмера" и "Облачного атласа", сценарист, продюсер и композитор. 23 мая ему исполнилось 50 лет.