Мерлин Розе и Юлиус Ничкофф: "Это история о подростковом бунте, а он случается в каждом поколении"

Главные звезды картины "Когда мы мечтали" Юлиус Ничкофф (слева) и Мерлин Розе (справа) лично представили вильм на Фестивале немецкого кино в Санкт-Петербурге Увеличить картинку Главные звезды картины "Когда мы мечтали" Юлиус Ничкофф (слева) и Мерлин Розе (справа) лично представили вильм на Фестивале немецкого кино в Санкт-Петербурге (© Ася Копичникова / Goethe-Institut St. Petersburg) Одной из главных премьер Фестиваля немецкого кино 2015 стала новая картина Андреаса Дрезена "Когда мы мечтали", немецкая версия "лихих 90-х", история о группе парней, юность которых проходит на осколках Берлинской стены. На показе фильма в Петербурге Germania-online пообщалась с исполнителями главных ролей Мерлином Розе и Юлиусом Ничкоффым.

Вы оба родились уже в объединенной Германии. Как вы вживались в роли подростков начала 90-х? Есть ли у вас родственники или друзья, которые могли бы рассказать вам о том времени?

Мерлин Розе: Я бы не стал сводить всю картину только к одной исторической эпохе, которая в ней отражена. Это история о подростковом бунте, а он случается в каждом поколении. Все мы в юности творим безумные вещи, пытаясь "прощупать" границы допустимого. Просто рядом с этими ребятами не оказалось никого, кто привел бы их в чувство: система, в которой они выросли, разрушилась, старые правила были отменены. Родители тоже не могли им помочь, потому что столкнулись с теми же проблемами и вынуждены были как-то выживать. Моя семья – выходцы из Западной Германии, так что расспросить их о Лейпциге 90-х было невозможно. Но я много разговаривал с другими людьми, смотрел видео, читал книги. Это помогло.

Юлиус Ничкофф
: Мне было проще. Моя мама родом с Востока, папа – с Запада, так что конфликт "осси" и "весси" я изучал на примере собственной семьи. На многие вещи мои родители до сих пор смотрят совершенно по-разному.

Режиссер Андреас Дрезен тоже родился в ГДР. Он рассказывал вам какие-нибудь истории из своей биографии?

Мерлин Розе Увеличить картинку Мерлин Розе (© picture alliance / BREUEL-BILD) Мерлин: Да, конечно. Но по возрасту он с нашими героями не совпадает, он лет на десять старше. Естественно, для него в то время ситуация выглядела по-другому. Хотя одна история, похожая на то, что происходит в фильме, с ним все-таки случилась. Однажды на него напали футбольные хулиганы и довольно сильно избили. Не за что-то, а просто так. Попался под руку. Он рассказал мне об этом накануне съемок самой трудной для меня сцены, где Дани ловят и избивают неонацисты.

А книгу Клеменса Майера, которая легла в основу сценария, вы читали?


Мерлин: До съемок я этого сделать не успел, потому что все произошло очень быстро: меня утвердили на роль, и мы почти сразу начали снимать. Я читал ее уже в процессе. Книга отличная, хотя читается сложновато. Представьте: вот есть единое повествование, единая история. Вы ее берете, режете на куски, потом все перемешиваете и вываливаете на читателя.

Юлиус
: Я тоже прочитал роман уже во время съемок. Книга и фильм немного отличаются. Некоторые сюжетные линии изменены или выброшены, некоторые персонажи объединены друг с другом.

Так героев что, было больше?

Сцена из фильма "Когда мы мечтали" Увеличить картинку Сцена из фильма "Когда мы мечтали" (© Peter Hartwig / Rommel Film / Pandora Film) Мерлин: В романе парней не пятеро, как в фильме, а восемь или девять. Но Дани все равно центральный персонаж, все вращается вокруг него. Потому что Дани – это сам Клеменс Майер. Он, конечно, это отрицает, говорит, что книга – не автопортрет. Но на самом деле многие ситуации, которые происходят с Дани, происходили с ним самим.

Юлиус
: Клеменса, кстати, можно увидеть в кадре! Он очень хотел сняться в камео, и Андреас Дрезен позволил ему это сделать. Полицейский, который многозначительно говорит персонажам "Увидимся, друзья!" – это и есть автор книги. Оказалось, что он страшно боится камеры. Перед съемками дрожал, как осиновый лист.


Мерлин
: Он вообще часто навещал нас на площадке. Особенно когда мы устраивали вечеринки. (Смеется.) Несгибаемый человек. Сидит до последнего, даже когда все уже давно где-то под столом.

Актерский состав по ходу съемок превратился в такую же дружную банду, как на экране?

Юлиус Ничкофф Увеличить картинку Юлиус Ничкофф (© picture alliance / dpa) Юлиус: Мы с Мерлином дружим очень давно. У нас одно актерское агентство, так что мы знаем друг друга уже шесть или семь лет. Но при этом, представьте, ни разу вместе не играли! Это была наша мечта. К тому же в фильме Дани и Рико – лучшие друзья.

Мерлин
: А с остальными мы сразу сработались и через два съемочных дня были уже не разлей вода. Когда камеру выключали, мы не останавливались – продолжали орать и беситься. Все выходные, когда они у нас были, проводили вместе. Очень часто бывали моменты, когда у меня от криков в конце дня пропадал голос.

Есть ли у вас что-то общее с вашими персонажами?


Мерлин: Что у меня общего с Дани… Знаю! Он очень много думает, иногда даже слишком много. Все анализирует, все внутри себя проговаривает, но в итоге часто сам себя запутывает.

Юлиус
: А я такой же бунтарь, как Рико. Не люблю ходить в строю, всегда гну свою линию, не хочу быть частью системы. И еще нас, конечно, объединяет бокс. Меня утвердили на роль самым первым, потому что я был единственным претендентом, имевшим боксерский опыт. Хотя для съемок все равно пришлось тренироваться дополнительно и набирать вес. Моим партнером на ринге был Макс Биркнер, который в этом году стал чемпионом Германии по кикбоксингу. Выходить против него было страшновато, хотя специально для этих сцен была придумана хореография. Но, честно говоря, это мало что меняло. Когда Макс входит во вкус, он перестает замечать все вокруг. Однажды Андреас уже крикнул "Стоп, снято!", а Макс настолько увлекся боем, что не услышал его и продолжал меня мутузить.

Как вам работалось с Андреасом Дрезеном? Чем он отличается от других постановщиков?

Режиссер фильма "Когда мы мечтали" Андреас Дрезен Увеличить картинку Режиссер фильма "Когда мы мечтали" Андреас Дрезен (© picture alliance) Мерлин: Это самый дружелюбный режиссер на свете. Когда мы впервые встретились, у меня было ощущение, что мы знакомы уже сто лет. В отличие от многих других, он не держит дистанцию по отношению к актерам. Он всегда рядом. Он разговаривает с тобой, обсуждает все детали, выслушивает твои идеи, оставляет пространство для импровизации.

Юлиус
: И это, кстати, относится не только к актерам. Он приветлив со всеми членами съемочной группы, вне зависимости от их статуса. Гримеры, костюмеры, техники – неважно. Мы все стали на этих съемках одной большой семьей.

С кем еще из немецких режиссеров вы хотели бы поработать? Понятно, что многое зависит от сценария, но должны же у вас быть свои предпочтения.

Мерлин: Я бы назвал Фассбиндера, но уже слишком поздно.

Юлиус
: Мне нравятся молодые режиссеры. В этом году сразу три немецких постановщика выиграли студенческие "Оскары". Одного из них я хорошо знаю лично. Это Илькер Чатак, он занял первое место. Мне кажется, у него отличное будущее. Дастин Лозе, занявший второе место, тоже очень талантливый. Кристиан Швохов. В общем, я бы сделал ставку на молодежь. Потому что они действительно хотят и действительно могу что-то изменить в ныне существующей системе.

Мерлин
: Я присоединяюсь ко всему вышеперечисленному. Еще мне нравится Бурхан Курбани, который в этом году снял драму "Мы молоды. Мы сильны". И, разумеется, Андреас Дрезен. Какая угодно роль, когда угодно – я готов на все.

Юлиус Ничкофф и Мерлин Розе на Фестивале немецкого кино в Санкт-Петербурге Увеличить картинку Юлиус Ничкофф и Мерлин Розе на Фестивале немецкого кино в Санкт-Петербурге (© Ася Копичникова / Goethe-Institut St. Petersburg) Вы говорили о переменах в системе. Чего, по вашему мнению, не хватает немецкому кино?

Мерлин: Смелости и бесстрашия. И кино, и телевидение боятся переходить границы, боятся экспериментировать. Да, есть темы, о которых люди не хотят знать и слышать. Но ведь это означает только то, что о них необходимо кричать! Продюсеры боятся рисковать, если есть хоть малейший шанс, что фильм не будет успешным в прокате. Я иногда завидую Дани и другим парням из "Когда мы мечтали". В 90-е хотя бы было понятно, как бунтовать. А сейчас? Я с моими родителями испробовал, кажется, все. Но они до неприличия внимательные и понимающие. Однажды решил заделаться панком. Надел уродливую обувь, сделал что-то страшное с волосами. И услышал от мамы: "Отличная прическа! Отличные ботинки!" Никаких шансов на маленькую личную революцию.

Беседовала Ксения Реутова

07.12.2015

Мерлин Розе и Юлиус Ничкофф – интервью

"Когда мы мечтали"

Присоединяйтесь к нам

Когда Германия мечтает: гид по фестивалям немецкого кино в Москве и Петербурге

Картина "Когда мы мечтали" повествует о "лихих 90-х" в Германии после падения Берлинской стены

Немецкие фильмы – редкие гости в российском прокате, но зато раз в год в начале декабря у зрителей появляется шанс увидеть лучшее из того, что создал современный кинематограф Германии. В Москве и Петербурге открываются фестивали немецкого кино, в программе которых – призеры международных киносмотров, перспективные дебюты и кассовые хиты. Germania-online по традиции составляет свой путеводитель по самым интересным премьерам.

Игра на повышение: что делают немецкие звезды в американских сериалах

picture alliance / dpa

В октябре в эфир вышел пятый сезон американского телесериала "Родина" (Homeland), события которого разворачиваются в Берлине. Смена места действия привела к смене актерского состава: теперь в шоу заняты немецкие актеры. Однако это не единственный случай, когда звезды из Германии составляют достойную конкуренцию коллегам из Голливуда. Germania-online вспоминает, кого еще можно увидеть на малом экране.

Даниэль Брюль: сам себе продюсер

Даниэль Брюль

Лицо актера в последнее время не сходит с первых полос немецких газет и журналов. Поводов – сразу два. Во-первых, новая должность: Брюль теперь официально может называть себя кинопродюсером. Во-вторых, громкая премьера. На экраны Германии вышла трагикомедия "Я и Камински" – первый за 10 лет фильм от создателей хита "Гуд бай, Ленин!".