Лутц Грегор: "Мы показываем страну через ее музыку и творческих людей, а не через стереотипы"

Кадр из фильма "Малийский блюз" Увеличить картинку Кадр из фильма "Малийский блюз" (© Konrad Waldmann) 3 ноября в Москве открывается фестиваль "BLICK '16. Mузыка в кино", в программу которого вошли немецкие фильмы о музыкальной культуре. Одна из главных премьер – документальная картина Лутца Грегора "Малийский блюз", рассказывающая о том, как всемирно известные музыканты из Мали борются с религиозными запретами и насилием, которое расползается по их стране. Накануне показа Germania-online пообщалась с режиссером.

– Почему вы решили отправиться именно в Мали?
– Я уже снимал там кино, и не раз. В 2008 году я делал картину о старинных манускриптах, хранившихся в Тимбукту. Затем выпустил фильм о догонах – народе, который обитает на юго-востоке страны. "Малийский блюз", самый крупный из трех проектов, стал логичным продолжением моей многолетней работы. Это результат накопленного опыта, знакомства с местными людьми, местной культурой и, конечно, музыкой. Музыка играет там огромную роль.

Кадр из фильма "Малийский блюз" Увеличить картинку Кадр из фильма "Малийский блюз" (© Konrad Waldmann) – Можете в нескольких словах объяснить, что вы нашли в этой стране? Чем она вас притягивает?
– Мали – бедная страна. Жизненные обстоятельства живущих там людей нельзя назвать благополучными. Меня поразило то, как им удается с этими обстоятельствами справляться. Их сила, энергия, радость – это что-то невероятное. Даже в той сложнейшей ситуации, в которой государство оказалось сейчас, есть люди, которые не собираются никуда уезжать. Они хотят изменить порядок вещей изнутри. А еще у малийцев потрясающее чувство юмора.

– У вас снимались настоящие звезды. По крайней мере Фатумату Диавару и Бассеку Куяте точно знают далеко за пределами Мали. Сложно ли было собрать вместе всех этих известных музыкантов?
– Нет, потому что в Мали у нас был надежный друг. Его зовут Мори Туре. Это очень известный и влиятельный африканский радиожурналист. Он фактически открыл для нас все двери. Туре хорошо знаком со всеми музыкантами, так что, как только мы рассказали ему об идее проекта, он тут же задействовал все свои связи и предоставил нам список героев на выбор.

– Действительно ли музыканты так влиятельны в Мали? Я сейчас говорю не о любви к их музыке – по фильму очевидно, что люди ее обожают. Но есть ли у артистов какой-то реальный авторитет?
Бассеку Куяте Увеличить картинку Бассеку Куяте (© Konrad Waldmann) – Зависит от того, о ком идет речь. В нашем фильме есть два героя, обладающих огромной властью над сердцами и умами людей. Первый из них – Бассеку Куяте. Он происходит из семьи гриотов – хранителей африканских музыкальных традиций. Это мастерство, которое передается из поколения в поколение. Его предки пели для королей. Сейчас царственных особ в Мали уже нет, но положение гриотов по-прежнему высокое: теперь они поют на официальных приемах для звезд, президентов и других высокопоставленных лиц. Его авторитет очень велик.

Кстати, исторически у гриотов была еще одна функция: они помогали гасить конфликты. Семейные склоки, например. Бассеку Куяте на сегодняшний момент, пожалуй, самый известный гриот в Мали. Конечно, он использует свое положение, чтобы влиять на ситуацию в стране. Мы, кстати, сняли с ним отдельный клип, где он говорит о тоске по пустыне, о тоске по северу страны, который занят исламистами. Этот клип позже был использован как своеобразный инструмент арт-пропаганды. Важно понимать, что многих других инструментов там нет. Значительная часть населения неграмотна. Соответственно, газет они не читают. Телевизор из-за тотальной бедности тоже есть далеко не у всех. А вот музыкой люди обмениваются постоянно, используя мобильные телефоны. Вот выходит новая композиция – и через пару дней она уже играет у всех.

– А кто второй влиятельный герой?
Мастер Суми Увеличить картинку Мастер Суми (© Konrad Waldmann) – Мастер Суми, малийский рэпер. Его аудитория – молодежь. Он сам себя называет "адвокатом улиц". В Мали он собирает стадионы по 15 тысяч человек. Власти его опасаются. Только представьте себе: когда в стране произошел государственный переворот, военный офицер, который все это устроил, вызвал Мастера Суми к себе и попытался ему, рэперу, объяснить причины, толкнувшие его на организацию путча! По-моему, этот наглядно демонстрирует, на каком уровне находится авторитет некоторых малийских музыкантов.

– Меня очень удивило, что в песнях, которые звучат в фильме, нет абстрактных образов. Никто не поет просто про любовь, как на Западе. Нет поэтических строк, которые требовали бы трактовки. Все предельно конкретно: они говорят о политике, о текущих социальных проблемах. С чем это связано, на ваш взгляд?
– Хороший вопрос. У меня сложилось впечатление (и музыканты мне его подтвердили), что у них слишком много проблем. И это не позволяет им отвлекаться на абстракции. Мастер Суми был в США, он знаком с местной рэп-сценой. Но он говорил мне, что у них много агрессии, часто образы рэперов – это образы гангстеров. У них дорогие машины, золотые пушки. Все это невозможно перенести в Мали. Поэтому Мастер Суми рассказывает о том, от чего пострадал сам.

Ахмед аг Каэди Увеличить картинку Ахмед аг Каэди (© Konrad Waldmann) Или та же Фатумата Диавара. Она уехала из страны, чтобы избежать раннего замужества, которое ей навязывали родители. В фильме она поет песню о женском обрезании. Она прошла через него сама, и она знает, что эта проблема настолько масштабна, что о ней нельзя молчать. Есть у нас герой по имени Ахмед аг Каэди, он в картине рассказывает о завоевании севера. Он тоже знаменит и вполне мог бы использовать свою популярность для отъезда. Но он даже не думал никогда о том, чтобы куда-то уехать. Он не может жить без пустыни, не может без нее петь. Только родные места и живущие там люди дарят ему вдохновение.

Кадр из фильма "Малийский блюз" Увеличить картинку Кадр из фильма "Малийский блюз" (© Konrad Waldmann) – Ваши персонажи уже посмотрели фильм?
– Да. И они были им очень воодушевлены. Во-первых, потому, что там много музыки. Она звучит постоянно. Во-вторых, потому, что "Малийский блюз" – фильм, сделанный в том числе и для Африки. Об этом нам прямо сказали зрители в Бамако, столице Мали. Мы организовали там показ для всех, кто помогал нам в создании картины. Они были счастливы, не обнаружив в ней всех этих западных клише, сопровождающих любые африканские съемки: болезни, мусор, коррупция, Эбола… А у нас получилось признание в любви.

– В фильме и правда много красоты. Но ведь в реальности там, наверное, есть и шум, и мусор, и прочие неприятные вещи. То есть вы намеренно их исключили?
– Я понимаю, о чем вы говорите. Конечно, как и большинство фильмов, даже документальных, этот отчасти сконструирован. Но мне не кажется, что мы что-то исключили. В картине показан смог, который висит над городом и от которого можно задохнуться. Хаотичное и безумное дорожное движение. Пластик, который жгут прямо на улицах. Мы не стали все это вырезать, чтобы облагородить визуальный ряд. Но мы сместили фокус. Мы показываем страну через ее музыку и творческих людей, а не через стереотипы.

Лутц Грегор Увеличить картинку Лутц Грегор (© Lutz Gregor) – Почему вы решили вставить сцену в мечети?
– Она очень важна для фильма. Как указано в начальных титрах, исламисты, захватившие север Мали, сделали то же самое, что их «коллеги» в других странах – те же "Боко харам" в Нигерии или "Исламское государство" (организация, запрещенная в России – прим. ред.). Они установили запрет на светскую музыку. И при этом сослались на Коран. Мол, это он такое предписывает. И я решил показать разговор с имамом. Человек, с которым мы общались, – один из самых влиятельных религиозных деятелей Мали. Для меня было важно, чтобы он сказал на камеру: "Нет такого запрета в Коране".

Фестиваль "BLICK '16. Mузыка в кино", организованный Гете-институтом в Москве, пройдет с 3 по 8 ноября в Центре документального кино.
Показ фильма "Малийский блюз" (Mali Blues) состоится 4 ноября в 19.30.

Полная программа фестиваля и билеты – на сайте www.cdkino.ru

Беседовала Ксения Реутова

01.11.2016

Лутц Грегор: "Мы показываем страну через ее музыку и творческих людей, а не через стереотипы"

Фатумата Диавара

"Колония Дигнидад": побег с препятствиями

Из Эммы Уотсон и Даниэля Брюля получилась любопытная, но все-таки не самая убедительная экранная пара

В российский прокат выходит триллер "Колония Дигнидад" – история об одной из самых страшных сект XX века, основанной в Чили немецкими колонистами. Главные роли в англоязычном дебюте режиссера Флориана Галленбергера исполняют Эмма Уотсон и Даниэль Брюль.

Флориан Давид Фитц: завидный холостяк немецкого кино

picture alliance / Geisler-Fotopress

В рейтингах глянцевых журналов он не раз занимал место самого желанного мужчины Германии. Его профиль в кино – роли романтичных красавцев, готовых на все ради своей любви.

Херман Васке: "Когда мы соединяем кино и арт, всегда рождается что-то новое"

Кадр из фильма "Артоголик"

13 апреля в Москве стартует новый фестиваль фильмов об искусстве Perform, в программу которого входят картины, посвященные арт-сцене, художникам, кураторам и коллекционерам. Одним из главных событий станет показ фильма "Артоголик", в котором немецкий актер Удо Кир, многолетний соратник Ларса фон Триера, путешествует по лучшим музеям и галереям Европы. О том, как создавалась эта лента, Germania-online расспросила режиссера Хермана Васке.

Битва титанов: как немецкие кинематографисты штурмуют рынок сериалов

Кадр из сериала "То же самое небо"

Забудьте "Игру престолов", "Карточный домик", "Безумцев" и "Во все тяжкие". Все это вчерашний день. В индустрию сериалов приходит новый крупный игрок – Германия. За последние полгода в производство запущено множество немецких телепроектов, рассчитанных на широкую международную аудиторию. Снимают их и снимаются в них исключительно большие звезды.

Том Влашиха: немецкий след в "Игре престолов"

Том Влашиха

Во втором сезоне легендарного сериала героиня Арья Старк встречает симпатичного мужчину с бархатным голосом и сединой в рыжих волосах. Он представляется ей Якеном Хгаром. Эту роль сыграл Том Влашиха – немецкий актер, который так полюбился зрителям, что создатели саги решили вернуть его в пятый сезон, стартовавший недавно на канале HBO. "Наш человек в Вестеросе", - с гордостью пишет о нем немецкая пресса. Germania-online выясняет подробности.