Йоахим Рингельнац: по морям и по стихам

picture alliance / dpa Увеличить картинку Йоахим Рингельнац (© picture alliance / dpa) Он был моряком дальнего плавания, библиотекарем, бухгалтером, кровельщиком и экскурсоводом, но прославился как выдающийся поэт, писатель-сатирик и художник. 17 ноября исполнилось 80 лет со дня смерти Йоахима Рингельнаца, одного из самых ярких кабаретистов эпохи Веймарской республики.


"Жила была, значит, одна маленькая пигалица, и кликали ее Красной Шапочкой – считай, имя у нее такое было. А все потому, что она днем и ночью носила красную шапку на голове. И была эта пигалица хороша собой – красная, как кровь, белая, как снег, и черная, как корабельный дуб. Воот с такими круглыми глазищами, а сзаду ножки такие толстенькие, а спереду короткие, одним словом – чертовски хороша. Та еще штучка, скажу я вам".

Так выглядела знаменитая на весь мир сказка про Красную Шапочку в исполнении бывалого моряка Куттеля Даддельду (Kuttel Daddeldu) – любимого героя немецкого поэта, писателя и художника Йоахима Рингельнаца. Острого на язык искателя приключений автор писал с самого себя: его собственная биография была богаче самых смелых писательских фантазий.

Настоящее имя Рингельнаца – Ханс Густав Бёттихер (Hans Gustav Bötticher). Он родился в 1883 году в семье художника и литератора Георга Бёттихера, который писал детские книги и делал к ним иллюстрации. Внешность у мальчика была необычная: огромный нос, похожий на птичий клюв, длинные волосы, маленький рост и субтильная фигура. "Я убежден в том, что лицо определило мою судьбу, – говорил позже Рингельнац. – Если бы оно было другим, моя жизнь протекала бы куда спокойнее".

По натуре он с детства был бунтарем и нонконформистом, подстраиваться под людей и обстоятельства не умел и не хотел. Из гимназии его исключили за конфликты с преподавателями и татуировку на предплечье, сделанную на городской ярмарке загадочной женщиной с островов Самоа, а в реальном училище, где он завершил свое обучение, ему выдали характеристику "хулиган высшего ранга".

В 1901 году Рингельнац, с ранних лет мечтавший о морской романтике, устроился юнгой на парусник "Элли". Там его быстро опустили с небес на землю: он стал любимым объектом насмешек и издевательств всей команды, включая капитана. Следующие восемь лет он перемещался с места на место, меняя страны, города и занятия. Служил добровольцем на флоте, жил в приюте для бездомных, был мальчиком на побегушках в службе социальной помощи морякам и подмастерьем в кровельной компании, работал бухгалтером в туристической агентстве и сидел в тюрьме в Амстердаме по обвинению в мошенничестве. И все это время он писал. Стихи, морские байки и сказки публиковались под разными псевдонимами в литературных журналах, но не приносили автору особого успеха.

Его актерский талант был открыт в мюнхенском арт-кафе "Симплициссимус", куда Рингельнац устроился читать свои стихи. Ради общения с местной богемой он согласился на скромный гонорар – кружку пива за выступление. В этот же период получили признание и его художественные эксперименты: на выставке в Курляндии ему удалось продать сразу две картины.

Во время Первой мировой Рингельнац записался добровольцем на флот. Но до участия в боевых действиях его не допустили из-за слабого зрения – не помогло даже письмо, написанное лично кайзеру Вильгельму II. Как и многие деятели немецкой культуры, начало войны он принял с воодушевлением, но чем дольше продолжались боевые действия, тем слабее становилась их поддержка: написанный им сборник военных рассказов запретила цензура.

В 1919 году Ханс Густав Бёттихер впервые публикует стихи под псевдонимом Йоахим Рингельнац (Joachim Ringelnatz). Сам он утверждал, что придумал это имя спонтанно и не вкладывал в него никаких дополнительных смыслов, но биографы считают иначе. Согласно одной теории, фамилия является отсылкой к слову "уж" – Ringelnatter, поскольку это существо одинаково хорошо чувствует себя на земле и в воде. По другой теории, она произошла от слова Ringelnass – так моряки называют морских коньков, которые, по легенде, приносят судну удачу.

После войны на смену кайзеровской Германской империи пришла Веймарская республика. В Берлине открылись первые кабаре, и Рингельнац – впервые за все эти годы – наконец-то нашел свою стихию. Он выходил на маленькую сцену в темном зале и читал свои стихи и рассказы. Накопленный к тому времени творческий багаж был огромным. В его репертуаре были и сатирические зарисовки, и лирические поэмы, и переложенные на новый лад байки и сказки, и совершенно безжалостные описания недавно закончившейся войны.

Завоевав популярность в столице, он стал бродячим артистом и странствовал по городам Германии вместе с женой и верной помощницей Леонардой Пипер. Его книги теперь публиковались каждый год, его звали на радио и снимали для кино. Полоса успеха продолжалась ровно до 1933 года – до прихода к власти национал-социалистов. Сатирические произведения Рингельнаца одними из первых отправились на костер во время кампании по уничтожению "неправильных" книг. Его гастроли были запрещены, а здоровье резко ухудшилось. В 1934 году Йоахим Рингельнац скончался от туберкулеза в Берлине в полной нищете.

Новая волна интереса к его творчеству началась только после Второй мировой. В 1948 году в городском музее Вурцена, родного города писателя, была открыта выставка его картин. Позже в Куксхафене появился его музей и была учреждена одноименная поэтическая премия. Его стихи и рассказы начали включать в свои выступления ведущие немецкие артисты: оказалось, что, несмотря на смену эпохи, они ничуть не потеряли в актуальности. А в окрестностях Берлина именем Йоахима Рингельнаца были названы сразу две улицы.

Ксения Реутова

Стихотворения Йоахима Рингельнаца "Die Ameisen"

In Hamburg lebten zwei Ameisen,
Die wollten nach Australien reisen.
Bei Altona auf der Chaussee
Da taten ihnen die Beine weh,
Und da verzichteten sie weise
Dann auf den letzten Teil der Reise.


"Ein männlicher Briefmark erlebte..."

Ein männlicher Briefmark erlebte
was Schönes, bevor er klebte.
Er war von einer Prinzessin beleckt.
Da war die Liebe in ihm erweckt.

Er wollte sie wiederküssen,
da hat er verreisen müssen.
So liebte er sie vergebens.
Das ist die Tragik des Lebens!

17.11.2014

Йоахим Рингельнац

picture alliance / dpa