Клаус Манн: история одного сына

Клаус Манн Увеличить картинку Клаус Манн (© picture-alliance / akg-images) Он был выходцем из уникальной династии. Писателями были оба его дяди, старшая сестра и младший брат, а отец получил Нобелевскую премию по литературе. Утверждение о том, что на детях гениев природа отдыхает, Клаус Манн навсегда опроверг своим творчеством. Он написал семь романов, две автобиографии, несколько пьес, а также множество статей, рассказов и эссе – и все заслуживает самого пристального внимания. 18 ноября исполняется 110 лет со дня его рождения.

В ноябре 1925 года издававшийся в Мюнхене сатирический журнал "Симплициссимус" опубликовал карикатуру, на которой были изображены Клаус и Томас Манны. На рисунке младший выговаривал старшему: "Ты же знаешь, папа, у гениальных отцов не бывает гениальных сыновей. Стало быть, никакой ты не гений". Это была жестокая насмешка над литературными амбициями 19-летнего Клауса, который в те годы уже писал критические статьи и рассказы. Со временем вся ирония из этого изображения "выветрилась". Да, у Клауса Манна, в отличие от отца, не было Нобелевской премии. Но у него был талант – и талант незаурядный.

Томас Манн с супругой Катей и детьми Эрикой и Клаусом, фото 1931 года Увеличить картинку Томас Манн с супругой Катей и детьми Эрикой и Клаусом, фото 1931 года (© picture-alliance / akg-images) Эрика и Клаус, старшие дети Томаса Манна, родились с разницей в один год: она – в ноябре 1905-го, он – в ноябре 1906-го. Брат и сестра были настолько дружны и близки, что позже часто представлялись своим новым знакомым близнецами. В юности оба увлеклись театром и отправились в Берлин. Эрика играла на сцене, а Клаус работал театральным критиком, хотя на самом деле и сам мечтал об актерской карьере.

В 1925 году он создал свою первую пьесу "Аня и Эстер" (Anja und Esther), в основу которой были положены воспоминания об учебе в частной школе. Произведение получилось скандальным. Двух заглавных героинь связывали отношения, которые сложно было назвать просто дружескими. Первая постановка состоялась в Гамбурге. Пьесу разыграли четверо друзей: Клаус, Эрика, их подруга детства Памела Ведекинд, дочь знаменитого немецкого поэта и драматурга Франка Ведекинда, и подающий надежды молодой актер Густаф Грюндгенс.

Клаус Манн, Эрика Манн (слева) и Памела Ведекинд, фото 1925 года Увеличить картинку Клаус Манн, Эрика Манн (слева) и Памела Ведекинд, фото 1925 года (© picture-alliance / akg-images) Их любовный четырехугольник существовал не только на сцене. В реальной жизни Клаус был помолвлен с Памелой, а Эрика в 1926-м вышла замуж за Густафа. Оба союза долго не продержались. Клаус и Памела разорвали помолвку, так и не сыграв свадьбу, а Эрика и Густаф развелись через три года после заключения брака.

В 1926-м выходит "Благочестивый танец" (Der fromme Tanz) – книга, которая считается одним из первых гомосексуальных романов в немецкоязычной литературе. Клаус Манн сделал то, что сейчас назвали бы "каминг-аутом": в 18-летнем герое, который сбегает из благополучного родительского дома, ищет приключений в Берлине и Париже и вздыхает по представителям местной богемы, было трудно не узнать автора.

Клаус Манн (слева) и Рихард Хальгартен (художник и иллюстратор, друг Клауса и Эрики) Увеличить картинку Клаус Манн (слева) и Рихард Хальгартен (художник и иллюстратор, друг Клауса и Эрики) (© picture-alliance / akg-images) Через год Клаус и Эрика отправились в кругосветное путешествие. Они побывали в США, Японии, Корее и Советском Союзе. Имя отца открывало для них все двери. Деньги брат и сестра зарабатывали чтением лекций, но все равно умудрились влезть в такие долги, что окончательно расплатиться по ним глава семейства Томас Манн смог только после того, как получил вознаграждение от Нобелевского комитета.

Беспечность в финансовом плане не означала беспечности социальной и политической. Клаус Манн внимательно следил за тем, что происходит в его стране и в мире и на важнейшие общественные события откликался статьями, эссе и открытыми письмами. Еще в 20-е годы он начал выступать против национал-социалистов, а в 1933-м вместе с Эрикой открыл кабаре "Перечная мельница" (Die Pfeffermühle), вся программа которого состояла из сатирического обличения основных идей партии. Как только НСДАП пришла к власти, Клаус Манн эмигрировал в Париж. Уже во Франции он узнал о том, что его романы вместе с книгами дяди Генриха жгли на улицах немецких городов.

Густаф Грюндгенс в роли Мефистофеля, фото 1941 года Увеличить картинку Густаф Грюндгенс в роли Мефистофеля, фото 1941 года (© picture-alliance / akg-images) Тем временем в Германии товарищ Манна и бывший муж его сестры Густаф Грюндгенс делал головокружительную карьеру. Заметили его после блистательно исполненной роли Мефистофеля в "Фаусте": Грюндгенс превратил своего героя во вкрадчивое, грациозное, обольстительное существо, напору которого невозможно противостоять. Он стал любимцем Геринга, руководил Прусским государственным театром, позже снимался в пропагандистских фильмах Третьего Рейха и был включен в составленный Гитлером "Список талантливых от бога" (Gottbegnadeten-Liste), куда вошли избранные деятели немецкой культуры.

Взяв за основу биографию Грюндгенса, Клаус Манн выпустил в 1936 году свой самый известный роман – "Мефистофель. История одной карьеры" (Mephisto – Roman einer Karriere). Это рассказ об актере Хендрике Хёфгене, который так жаждал признания и так отчаянно мечтал реализовать свой талант, что согласился сотрудничать с режимом и превратился в идола его развлекательной индустрии. Ближе к финалу герой понимает, что роли в спектакле его жизни были распределены совсем не так, как он себе поначалу воображал: Хендрик – не Мефистофель, а Фауст, продавший душу дьяволу за успех и поклонение публики.

В начале 70-х, уже после смерти Манна, приемный сын Грюндгенса добился того, что роман решением суда был запрещен на территории ФРГ. Зато он издавался в ГДР и поэтому все равно тайком ввозился в Западную Германию – это чуть ли не единственный случай "самиздата" с Востока на Запад. В 1981-м книгу экранизировал венгерский режиссер Иштван Сабо, который окончательно разорвал все связи между реальными биографиями и художественным вымыслом и доказал то, о чем Клаус Манн говорил с самого начала: "Мефисто" – грандиозная притча об отношениях таланта и власти, чья актуальность не исчезла с падением Третьего Рейха.

Клаус Манн, фото 1946 года Увеличить картинку Клаус Манн, фото 1946 года (© picture-alliance / akg-images) Помимо "Благочестивого танца" и "Мефистофеля", важнейшими в творчестве Клауса Манна считаются романы "Патетическая симфония" (Symphonie Pathetique) о жизни Петра Ильича Чайковского и "Вулкан" (Der Vulkan), рассказывающий о скитаниях немецких политических эмигрантов 30-х годов. Особого внимания заслуживает и автобиографическая книга "На повороте" (Der Wendepunkt) – увлекательный экскурс в жизнь семейства Маннов и их ближайших друзей.

Современники описывали его как эстета и декадента, человека тонкого и ранимого, говорили о его одиночестве, депрессиях и одержимости смертью, не скрывали факт его увлечения наркотиками. Исследователи до сих пор спорят об отношениях Клауса Манна с отцом. В новейших биографиях пишут, что Томас Манн унижал и подавлял старшего сына, хотя в письмах Клауса сквозит восхищение, и своего родителя он до конца жизни называл детским прозвищем Zauberer – "Волшебник".

Его дядя Генрих Манн говорил, что племянник "был убит эпохой". В 1943 году Клаус стал гражданином США и ушел в армию. Он служил в Северной Африке и Италии, а сразу после войны получил возможность приехать в Германию. Там он почувствовал себя чужаком: "Целая пропасть отделяет меня от бывших соотечественников… Возврата нет". Америку он тоже не мог считать родиной. Марсель Райх-Раницкий, один из самых знаменитых литературных критиков Германии, писал о Клаусе Манне: "Он был гомосексуалом. Он был наркозависимым. Он был сыном Томаса Манна. Получается, он был трижды битым". 21 мая 1949 года Клаус Манн скончался от передозировки снотворного. Все члены семьи сошлись на том, что это самоубийство.

С годами интерес к его творчеству только растет, к тому же чем больше времени проходит, тем больше новых фактов открывается: например, о существовании очень личных дневников Манна широкая общественность узнала только в 1989 году. В конце октября в Музее гомосексуальности в Берлине заработала выставка под названием "Итак, это девочка: Оммаж Эрике и Клаусу Маннам", которая исследует творческий союз брата и сестры, их тесную эмоциональную связь, анализирует их сексуальную ориентацию и рассказывает о влиянии гениального отца. От последнего никуда не денешься: яблоко от яблони.

Выставка "Итак, это девочка: Оммаж Эрике и Клаусу Маннам" (Es ist also ein Mädchen: Hommage an Erika und Klaus Mann) открыта в Музее гомосексуальности в Берлине до 30 января 2017 года.
Официальный сайт - www.schwulesmuseum.de

Ксения Реутова

18.11.2016

Клаус Манн: история одного сына

Клаус Манн, фото 1946 года

Присоединяйтесь к нам

Бертольт Брехт: "эпический театр" и формула "очуждения"

Памятник Бертольту Брехту перед основанным им театром "Берлинер ансамбль"

60 лет назад – 14 августа 1956 года – умер немецкий драматург, писатель и теоретик искусства Бертольт Брехт. Его формула "эпического театра" и техника "очуждения" знамениты не меньше, чем легендарная система Станиславского, а пьесы, написанные более полувека назад "на злобу дня", актуальны и сейчас.

Немецкоязычная литература Швейцарии: "Где я, там и немецкая культура"

Макс Фриш – один из самых известных швейцарских писателей, фото 1981 года

Если уйти в сторону от привычных стереотипов о Швейцарии как стране шоколада, сыров, альпийских пастбищ и дорогих часов, то чем Швейцария по праву может гордиться – так это своей литературой.

Фридрих Рюккерт: пропал поэт, или восток – дело тонкое

Памятник Фридриху Рюккерту в его родном городе Швайнфурте

На днях исполнилось 150 лет со дня смерти поэта и востоковеда Фридриха Рюккерта, переводившего на немецкий язык произведения арабских и персидских поэтов. По силе таланта его часто сравнивали с современником Иоганном Вольфгангом Гёте, однако нередко соглашались – столь романтичные и чувственные стихи не всегда удавались даже главному немецкому классику.

Ханна Арендт: игры разума

Ханна Арендт, фото 1959 года

"Когда я работаю, воздействие на широкую публику меня не интересует. Для меня существенно вот что: я должна понять". 14 октября исполняется 110 лет со дня рождения Ханны Арендт – политического теоретика, философа, основоположницы теории тоталитаризма и автора выражения "банальность зла".

Герман Гессе: картина маслом

picture alliance / dpa

Живопись литераторов – отдельная глава мировой культуры. По случаю 50-летия со дня смерти Германа Гессе в Германии вспомнили о живописном таланте Нобелевского лауреата, создавшего тысячу автопортретов, интерьеров и пейзажей, которым, впрочем, было суждено остаться в тени его романов.

Франц Кафка: пять историй любви

picture-alliance / akg-images

Франц Кафка – один из самых загадочных писателей XX века. Его напряженная внутренняя жизнь, описанная в дневниках и письмах, была гораздо богаче его внешней биографии, которую легко уместить в один абзац. Germania-online решила вспомнить о его любовных историях, в которых реальность и фантазии переплетались так же тесно, как в его романах и рассказах.

Макс Фриш: бегство из рая

picture alliance

В СССР им зачитывались наравне с Маркесом, Фолкнером или Ремарком. Швейцарец горячо любил Цюрих, но, считая себя гражданином мира, искал счастья за пределами страны часов и банков. Как, впрочем, и его герои.

Йоахим Рингельнац: по морям и по стихам

picture alliance / dpa

Он был моряком дальнего плавания, библиотекарем, бухгалтером, кровельщиком и экскурсоводом, но прославился как выдающийся поэт, писатель-сатирик и художник.