Немецкоязычная литература Швейцарии: "Где я, там и немецкая культура"

Макс Фриш – один из самых известных швейцарских писателей, фото 1981 года Увеличить картинку Макс Фриш – один из самых известных швейцарских писателей, фото 1981 года (© picture-alliance / akg-images / Marion Kalter) Если уйти в сторону от привычных стереотипов о Швейцарии как стране шоколада, сыров, альпийских пастбищ и дорогих часов, то чем Швейцария по праву может гордиться – так это её литературой.

Литературный Swiss Made – это и "немцы" Герман Гессе, Макс Фриш, Фридрих Дюрренматт, и "итальянцы" Флер Йегги, Джованни Орелли, и "французы" Агота Кристоф, Жак Шессе, Ален де Боттон, поскольку в Швейцарской конфедерации сразу четыре государственных языка – немецкий, французский, итальянский и ретороманский. Если среди литературоведов Германии в одно время и была популярна дискуссия, относить ли швейцарских писателей к немецкой литературе или было бы более уместно выделить им отдельную книжную полку в мировой библиотеке, то сегодня такие вопросы звучат все реже – уж слишком много классиков немецкоязычной литературы подарила миру в XX веке Швейцария.

Сирота Хайди как символ Швейцарии

Портрет Йоханны Спири Увеличить картинку Портрет Йоханны Спири (© picture-alliance / dpa) В эти дни в Германии на широкий экран выходит новая экранизация знаменитой повести швейцарской писательницы Йоханны Спири (Johanna Spyri) "Хайди" о трогательной девочке-сироте, которая волею судеб оказывается на попечении у своего дедушки-ворчуна, живущего в предгорьях Швейцарских Альп. Его роль в новом фильме исполнил Бруно Ганс (Bruno Ganz), а саму Хайди сыграла непрофессиональная актриса – девятилетняя Анук Штеффен (Anuk Steffen).

Впервые повесть была опубликована аж в 1880 году и до сих пор остается одним из главным швейцарских бестселлеров. Как и в любой детской сказке, девочку ждет масса приключений, злые силы строят ей козни, но искренняя Хайди и сама отовсюду выходит победителем, и другим помогает стать сильнее и добрее. Эту историю знают и любят многие дети не только в немецкоязычных странах, но и во всем мире – книга переведена на 50 языков, и в том числе благодаря ей в Швейцарию не ослабевает поток туристов – уж больно живописно там представлена природа страны, так что большинство уже с детства мечтает вслед за Хайди пробежаться по горной альпийской долине.

Страна литературных беженцев
После прихода к власти в Германии национал-социалистов многие немецкие интеллектуалы были вынуждены уехать за границу, часть из них отправилась именно в Швейцарию. Кредо большинства политэмигрантов из Третьего рейха впоследствии сформулировал немецкий классик Томас Манн (Thomas Mann): "Где я, там и немецкая культура. Мою немецкую культуру я ношу в себе".

Герман Гессе Увеличить картинку Герман Гессе (© picture-alliance / United Archives / TopFoto) Для большинства "литературных беженцев" из Германии первой остановкой в Швейцарии был дом Германа Гессе (Hermann Hesse) – к тому моменту уже признанного литературного гения. Гессе, высоко ценивший психоанализ и даже проходивший сеанс терапии у Карла Густава Юнга, в 1922 году опубликовал одну из своих самых успешных книг – роман-притчу "Сиддхартха" о духовных поисках молодого брахмана. Тема духовности увлекала Гессе на протяжении всей жизни – в 1942 году писатель публикует свой последний роман "Игра в бисер", в котором задается вопросом о судьбе искусства в современном технократическом и материальном мире.

Фридрих Дюрренматт и Макс Фриш
корифеи швейцарской литературы
После окончания Второй мировой войны немецкая литература остро нуждалась в новых именах – авторах, которые писали бы на немецком, но были бы родом не из Германии, и сохранявшая нейтралитет Швейцария как нельзя лучше подходила на эту роль.

Фридрих Дюрренматт Увеличить картинку Фридрих Дюрренматт (© picture-alliance / KEYSTONE) На литературный Олимп взошли сразу две ярчайшие звезды XX века – швейцарцы Фридрих Дюрренматт (Friedrich Dürrenmatt) и Макс Фриш (Max Frisch). Оба были политически активны, критичны, посвещали свои произведения темам морали, совести, самоидентичности и места человека в современном мире, только Фриш – скорее умозрительно, а Дюрренматт – юмористично и гротескно. Первого считали идеальным рассказчиком, второго – прирожденным драматургом. Дюрренматт действительно обласкан театральной славой – постановки его пьес "Визит старой дамы" и "Физики" сегодня идут на многих мировых сценах.

Проза Фриша, наоборот, куда чаще вдохновляла кинематограф. Вспомним, например, немецкого режиссера Фолькера Шлёндорфа, снявшего в 1991 году фильм "Странник" по культовому роману Фриша "Homo Faber".

Современная полифония

Мелинда Надж Абоньи Увеличить картинку Мелинда Надж Абоньи (© picture-alliance / Sven Simon) Литературная жизнь современной Швейцарии столь же разнообразна, как и ее население. Престижные литературные премии здесь все чаще получают авторы, живущие и пишущие на стыке культур: например, писательница венгерского происхождения Мелинда Надж Абоньи (Melinda Nadj Abonji), ставшая лауреатом Немецкой книжной премии за свой роман "Голуби взлетают" (Tauben fliegen auf), или живущий в Цюрихе писатель российского происхождения Михаил Шишкин, удостоенный за роман "Венерин волос" Международной литературной премии берлинского Дома культуры народов мира.

Другая литературная "звезда" нынешней Швейцарии – Кристиан Крахт (Christian Kracht). Швейцарец по происхождению, а по факту – человек мира, живущий то в Тайланде, то в Латинской Америке, он раз за разом выпускает бестселлеры и считается одним из самых успешных современных немецкоязычных авторов ("Faserland", "Я буду здесь, в тени и на солнце", "Империя").

"Когда я думал о Европе, то всегда в голову приходила именно Швейцария – эта свободная, маленькая, но не тесная, а многообразная и многоязычная, обдуваемая европейскими ветрами и по своей природе столь бесподобная страна", – писал о Швейцарии Томас Манн, и ничего с той поры не изменилось.

Ирина Михайлина

22.12.2015

Немецкоязычная литература Швейцарии

Живописная и уединенная Швейцария – идеальное место для создания мировых шедевров

Присоединяйтесь к нам

Макс Фриш: бегство из рая

picture alliance

В СССР им зачитывались наравне с Маркесом, Фолкнером или Ремарком. Швейцарец горячо любил Цюрих, но, считая себя гражданином мира, искал счастья за пределами страны часов и банков. Как, впрочем, и его герои.

Литература ГДР (Часть 1)

picture alliance / ZB

Писатель в ГДР был больше чем писатель: в Восточной Германии от всех трудящихся, будь то плотник или литератор, ждали ударного энтузиазма и пролетарского задора. Как и в Советском Союзе их считали „инженерами человеческих душ“, чье перо – важный инструмент в построении социализма в отдельно взятой стране. Но потом что-то пошло не так.

Литература ГДР: вы пишите, вам зачтется (Часть 2)

picture alliance / dpa

Литературе в ГДР отводилась почетная роль: она была призвана не только "удовлетворять художественно-эстетические потребности трудящихся", но и формировать "социалистическое мировоззрение". Многим подобная установка существенно ограничивала творческие порывы, но бороться писателям в ГДР приходилось скорее с цензурой – и с внутренней порой даже больше, чем с внешней.