Бертольт Брехт: "эпический театр" и формула "очуждения"

Памятник Бертольту Брехту перед основанным им театром "Берлинер ансамбль" Увеличить картинку Памятник Бертольту Брехту перед основанным им театром "Берлинер ансамбль" (© picture alliance / Arco Images) 60 лет назад – 14 августа 1956 года – умер немецкий драматург, писатель и теоретик искусства Бертольт Брехт. Его формула "эпического театра" и техника "очуждения" знамениты не меньше, чем легендарная система Станиславского, а пьесы, написанные более полувека назад "на злобу дня", актуальны и сейчас.

В своей драме "Разговоры беженцев" 1944 года Бертольт Брехт писал: "Люди как раз особенно интересуются чувствами и мыслями, которые стали редкостью". Сочиняя свои реакционные произведения в условиях атакующей, диктаторской, тоталитарной истории Германии 1930-40-х годов, драматург мечтал – нет, он был убежден, – что мир вот-вот изменится и его работы окажутся неактуальными. Мир действительно изменился, но и в новой реальности творчество Брехта не потерялось. Его изучают, интерпретируют, переосмысливают. И до сих пор находят в нем ответы на самые острые вопросы.

Бертольт Брехт, 1922 Увеличить картинку Бертольт Брехт, 1922 (© picture alliance / dpa) Бертольт Брехт родился в 1898 году в баварском Аугсбурге. Он окончил гимназию, изучал медицину в Мюнхене, а когда началась Первая мировая война, был призван в армию санитаром. Именно в госпитале молодому человеку открылась реальная жизнь, входящая в противоречие с пропагандистскими речами о великой империи. Исполняя свой долг, будущий писатель все больше проникался ненавистью к войне, воспринимал ее как стихию, органически враждебную человеческому существу. Свои мысли юный Брехт воспроизводил на бумаге, он всерьез задумал заниматься творчеством, причем сочинительством не только литературным, но и театральным.

В 1922 году появились первые пьесы начинающего драматурга: "Ваал" и "Барабаны в ночи" были поставлены на сцене мюнхенского театра "Каммершпиле". Вскоре главный интендант театра, знаменитый Отто Фалькенберг доверил Брехту его первую режиссерскую работу – постановку исторической драмы Кристофера Марлоу "Жизнь Эдварда II, короля Англии". Грандиозный успех и признание местной публики не задержали Брехта в Мюнхене: очень скоро он переехал работать в Берлин. Уже в самых ранних его произведениях бросаются в глаза яркие лозунги и сложные образы, будто из классической немецкой литературы. Эти приемы – не подражания, а неожиданное переосмысление: Брехт словно перемещает их в современную жизнь, заставляет взглянуть на них по-новому, "отчужденно". Так он нащупывает свою знаменитую драматургическую эстетику и развивает новаторский взгляд на задачи театра в целом.

Афиша к экранизации пьесы Бехта "Трехгрошовая опера", 1931 год Увеличить картинку Афиша к экранизации пьесы Бехта "Трехгрошовая опера", 1931 год (© picture alliance / akg-images) После прихода к власти национал-социалистов и закрытия в Германии рабочих театров, в 1933 году Брехт покинул страну. Он жил в Швейцарии, Дании, Финляндии, Швеции, США. Именно в эмиграции, в скитаниях, в критике нацизма расцвело его творчество – исключительно богатое по содержанию и разнообразное по форме. В то время были написаны наиболее известные произведения: драма "Винтовки Терезы Каррар", цикл сцен "Страх и отчаяние в Третьем рейхе", драмы-притчи "Добрый человек из Сезуана", "Карьера Артуро Уи", "Кавказский меловой круг", исторические драмы "Мамаша Кураж и ее дети", "Жизнь Галилея" и другие. После войны Брехт вернулся в новую действительность – в Восточный Берлин. Там он создал "Берлинер ансамбль" и осуществил мечту об "эпическом театре".

"Заставить зрителей отказаться... от иллюзии, будто каждый на месте изображаемого героя действовал бы так же" – вот в чем главная задача "эпического театра". Он акцентирует иной полюс драматического синтеза, нежели разработанная несколькими десятилетиями ранее система русского педагога Константина Станиславского. По Брехту задача актера – не сопереживание персонажу, а, напротив, резкое его остранение. "Я" у Станиславского – это "он" или "она" у Брехта. Его герои глубоко и необратимо изломаны, лишены ядра, которое вызыв "Ганс-счастливчик" Бертольта Брехта на сцене театра "Берлинер ансамбль", 2014 год Увеличить картинку "Ганс-счастливчик" Бертольта Брехта на сцене театра "Берлинер ансамбль", 2014 год (© picture alliance / Eventpress Hoensch) ало бы сочувствие. Среди основных постулатов и советов молодым актерам Брехт настаивал на запоминании первых впечатлений от образа героя, сочинении и произнесении вслух комментариев к роли, импровизации, обмене ролями с партнерами по сцене. Его система "не – а" – это сложная формула, когда актер, помимо того что он делает на сцене, должен заставить зрителя увидеть, понять, почувствовать еще что-то, чего он не делает. Например, он не падает в обморок, а оживляется. Он не любит своих детей, а ненавидит их. То есть актер играет то, что стоит за А, но делает это так, чтобы публика понимала, что стоит за НЕ.

Бертольт Брехт (в центре) готовит с актерами первую постановку пьесы "Мамаша Кураж и ее дети", 1951 год. В роли главной героини его жена Хелене Вайгель (слева) Увеличить картинку Бертольт Брехт (в центре) готовит с актерами первую постановку пьесы "Мамаша Кураж и ее дети", 1951 год. В роли главной героини его жена Хелене Вайгель (слева) (© picture alliance / dpa) Фабула пьесы, истории героев сплавляются у Брехта в единое целое с отвлеченным рефлексирующим началом. Действие прерывается авторскими комментариями, конферансом, чтением газет, а иногда и демонстрацией физических опытов. Брехт разбивает в театре иллюзию непрерывного развития событий, разрушает технику скрупулезного воспроизведения действительности. Развивая свою эстетику, Брехт использует забытые традиции: он вводит в действие хоры и зонги, лирические отступления и философские трактаты. Ему недостаточно лишь "естественного поведения в предлагаемых обстоятельствах". Театр для него – непрерывное творчество, превосходящее простое правдоподобие. А "очуждение" – это инструмент логики и сама поэзия, полная неожиданностей и блеска. Ведь как писал Брехт: "Верный признак того, что что-то не является искусством или кто-то не понимает искусства, – это скука".

Дарья Хрущёва

16.08.2016

Бертольт Брехт

Бертольт Брехт

Присоединяйтесь к нам

Литература ГДР (Часть 1)

picture alliance / ZB

Писатель в ГДР был больше чем писатель: в Восточной Германии от всех трудящихся, будь то плотник или литератор, ждали ударного энтузиазма и пролетарского задора. Как и в Советском Союзе их считали „инженерами человеческих душ“, чье перо – важный инструмент в построении социализма в отдельно взятой стране. Но потом что-то пошло не так.

Литература ГДР: вы пишите, вам зачтется (Часть 2)

picture alliance / dpa

Литературе в ГДР отводилась почетная роль: она была призвана не только "удовлетворять художественно-эстетические потребности трудящихся", но и формировать "социалистическое мировоззрение". Многим подобная установка существенно ограничивала творческие порывы, но бороться писателям в ГДР приходилось скорее с цензурой – и с внутренней порой даже больше, чем с внешней.

Зигфрид Ленц: писатель высоких моральных принципов и мастер короткой прозы

Зигфрид Ленц

Усидчивый летописец и моральная инстанция эпохи – вот главное назначение писателя. 17 марта исполняется 90 лет со дня рождения классика современной немецкой литературы, прозаика Зигфрида Ленца.

Совесть временных лет: ушел из жизни Гюнтер Грасс

Гюнтер Грасс

"Совесть нации", Das Gewissen der Nation – заголовок, который чаще всего ставили немецкие газеты и журналы, рассказывая об очередном юбилее Гюнтера Грасса. Ему самому это определение никогда не нравилось. "Я вовсе не живая совесть и не поводырь. Я всего лишь человек, рассказавший о страхах и иллюзиях своего поколения". 13 апреля он скончался в своем доме в Любеке.