Финансовая империя Квандтов: деньги к деньгам

Слева направо: Штефан Квандт, Йоханна Квандт и Сюзанна Клаттен Увеличить картинку Слева направо: Штефан Квандт, Йоханна Квандт и Сюзанна Клаттен (© picture-alliance / dpa) Недавно в возрасте 89 лет в Германии скончалась одна из самых богатых женщин страны – вдова крупного акционера автоконцерна BMW Йоханна Квандт (Johanna Quandt). Представители этой династии предпринимателей ведут замкнутый образ жизни вдали от светской хроники, предпочитают не кичиться своим богатством и вот уже более 130 лет тихо и скромно занимаются тем, что у них получается лучше всего – зарабатыванием денег.

Если взглянуть на историю предпринимательской династии Квандтов, считающейся самой богатой семьей Германии, то кажется, что это они нашли философский камень и превращают в золото все, к чему прикасаются. Бизнес, начинавшийся с производства шинелей немецким солдатам в годы Первой мировой войны, сегодня превратился в гигантскую финансовую империю, насчитывающую свыше 200 фирм в самых разных промышленных областях. Официально состояние Квандтов оценивается в 31 миллиард евро, большую часть из которого составляют их суммарные активы BMW – почти 26 миллиардов евро. Кроме того, Квандты владеют акциями нескольких химических и логистических концернов, вкладывают средства в фармацевтические разработки и участвуют в разработке альтернативных источников энергии.

Первым еще в далеком 1883 году бизнес-жилку у себя открыл Эмиль Квандт, который приобрел текстильную мануфактуру на северо-востоке Германии. Дело успешно продолжил его сын Гюнтер, который в годы Первой мировой войны поставлял немецким солдатам униформу и неожиданно преуспел. После войны промышленник переключился на скупку акций у миноритариев различных компаний, в том числе в оборонной промышленности.

Херберт Квандт и Йоханна Увеличить картинку Херберт Квандт и Йоханна (© picture-alliance / dpa) Конечно, в этой истории не обошлось и без темных пятен: в годы Третьего рейха Гюнтер Квандт поддерживал деньгами национал-социалистов, а на его заводах трудились военнопленные и узники концлагерей. Кроме того, его бывшая жена Марта, с которой он развелся в 1929 году, вскоре вышла замуж за министра пропаганды Йозефа Гёббельса (Joseph Goebbels), родила ему шестерых детей и вместе с ними отправилась на тот свет в апреле 1945 года. Их общий с Квандтом сын, бывший в годы Второй мировой войны пилотом люфтваффе, в середине 60-х разбился при крушении частного самолета.

Семейное дело продолжил другой наследник Квандта-старшего – его сын Херберт, обладавший уникальным чутьем на большую прибыль. Так, например, в начале 50-х он начал постепенно приобретать акции баварского автопроизводителя BMW, переживавшего в ту пору кризисные времена. Дела фирмы шли настолько плохо, что в какой-то момент речь даже зашла о продаже BMW их давнему конкуренту компании Daimler-Benz. Квандт увидел в этом шанс на полную реструктуризацию и санацию компании и оказался прав – вскоре дела BMW пошли в гору, а он, к тому моменту владевший 46,7 процентами акций, стал одним из самых богатых людей Германии.

Штефан Квандт Увеличить картинку Штефан Квандт (© picture-alliance / dpa) Сегодня основные наследники финансовой империи – это Сюзанна Клаттен (Susanne Klatten) и Штефан Квандт (Stefan Quandt), дети недавно скончавшейся вдовы Херберта Квандта Йоханны. Нынешнее поколение Квандтов немцы называют тихонями. Они никогда не устраивали роскошных вечеринок на Лазурном берегу, не попадали на первые страницы светских хроник и вообще ведут достаточно замкнутый образ жизни. Студенческие годы Сюзанна Квандт провела под вымышленной фамилией, а ее муж узнал о том, что его невеста входит в список самых богатых женщин мира лишь незадолго до свадьбы.

Скандал потряс благородное семейство, пожалуй, лишь однажды: несколько лет назад бывший любовник Сюзанны, профессиональный жиголо, начал шантажировать ее личными снимками и вымогать многомиллионные суммы. Замять историю не удалось, и Сюзанна Клаттен подала на него в суд – теперь жиголо отбывает шестилетний тюремный срок. "Меня всегда обижал тот факт, что меня оценивают в первую очередь по моему состоянию", – разочарованно призналась затем самая богатая женщина Германии и вновь погрузилась с головой в работу – это у Квандтов получается лучше всего.

Ирина Михайлина

17.08.2015

Присоединяйтесь к нам

Богачи в Германии: скромное состояние миллиардера

Немецкие миллиардеры "старой закалки" с первого заработанного цента приучили себя к дисциплине и бережливости

Когда у человека появляется первый миллион, ему хочется кутить. Яхты, виллы, глянцевые обложки – только успевай оплачивать счета.

Красиво жить не запретишь: люксовые бренды Германии

Некоторые немецкие товары класса "люкс" известны любителям роскоши далеко за пределами страны

Экономность и практичность – это одно, а роскошь – совсем другое. Немецкие марки, как традиционные, с вековой историей, так и новые старт-апы, производят товары сегмента люкс, которые пользуются спросом и уважением на международном рынке. Причем речь идет не только об автомобилях и украшениях. Вот 15 брендов, вошедших в рейтинг издания Wirtschaftswoche.

Умер глава компании Haribo – патриарх золотых мишек

picture alliance / dpa

В 1920-м году карамельщик Ханс Ригель ради эксперимента смешал желатин с лимонной кислотой, добавил сахара и выплавил из получившейся массы маленьких мармеладных мишек. Он и думать не думал, что крохотная копеечная конфетка через десятки лет станет символом экономического чуда.

Макс Грундиг: хобби на миллиард марок

Макс Грундиг и его компания стали частью истории, символом послевоенного возрождения Германии

"Вон дантист-надомник Рудик, у него приемник Грюндиг, он его ночами крутит, ловит, контра, ФРГ..." – звучит в знаменитой песенке Владимира Высоцкого.

Robbe & Berking: дорога ложка к обеду

Robbe & Berking

Фленсбургское серебро украшает застолья сильных мира сего, а также простых смертных, готовых раскошелиться

Сверим часы: на твоих "made in Germany" сколько?

Одна из самых известных немецких часовых фирм – саксонская Lange Uhren GmbH

Кто больше всех в мире любит порядок и точность? А кто знает толк в качестве? Правильно, немцы!