Лев Копелев: пройти своей тропой

Лев Копелев в своей библиотеке, 1984 год Увеличить картинку Лев Копелев в своей библиотеке, 1984 год (© picture-alliance / Sven Simon) Имя Льва Копелева связано с литературой, гуманизмом, борьбой за свободу и особенно с русско-немецкой дружбой. Его удивительная судьба – отражение трагических событий прошлого столетия в России и Европе, а еще отличный пример покаяния, искупления и возрождения. В этом году исполнилось 20 лет со дня смерти писателя, диссидента и правозащитника.

Лев Копелев родился 9 апреля 1912 года в Киеве. Его отец был агрономом и часто летом брал сына с собой в село, где жили немецкие колонисты. Немецкий язык давался мальчику легко и практически стал третьим родным после русского и украинского. Уже в школе Лев начал интересоваться политикой. Несогласный с гонениями на Троцкого, он был застигнут при распространении соответствующих листовок. "Действовал соблазн подполья, революционной конспирации", – напишет он позже в своей автобиографии "И сотворил себе кумира...". 16-летний Копелев был арестован. Помог отец: уговорил знакомого героя Гражданской войны вступиться за мальчишку и вскоре его отпустили. "Кто бы мог тогда предсказать, что холодное дыхание тюрьмы... просквозит через все последующие годы... и скует на много лет".

Свою благонадежность Копелев доказывал работой в заводской многотиражке. Оттуда его, уже поверившего в идеалы мирового коммунизма, отправили в сельскую местность издавать агитационные листовки. Наблюдая за работой НКВД по раскулачиванию крестьян, он призывал "саботажников" сдавать государству припрятанный хлеб. Вспоминая о тех своих листовках в период большого голода, Копелев горько раскается: "Этого греха не отмолить. Ни у кого. И ничем не искупить". Перебравшись вскоре в Москву, Копелев поступил в Институт иностранных языков. Затем преподавал в Институте философии и литературы, защитил диссертацию о творчестве Шиллера. А в 1941-ом, несмотря на ученую бронь, ушел добровольцем на фронт.

Лев Копелев и Генрих Бёлль, 1980 год Увеличить картинку Лев Копелев и Генрих Бёлль, 1980 год (© picture-alliance/ dpa) Благодаря своим знаниям немецкого языка Копелев стал служить переводчиком и политпропагандистом. В затишье между боями через громкоговоритель он призывал немецких солдат сдаваться в плен. Однажды группе, которой командовал майор Копелев, удалось вызвать мятеж в немецком полку, гарнизон капитулировал, а Копелева за умело проведенную операцию представили к награде. Однако вместо ордена он получил тюремный срок. Буквально за месяц до конца войны его осудили за пропаганду "буржуазного гуманизма" и "сочувствие к врагу": он пытался защитить жителей Восточной Пруссии от мародеров и насильников, проповедовал не жалость к врагу, а милосердие к безоружным пленным и гражданским. Копелев опишет все ужасы того времени в своей книге "Хранить вечно". А тогда опять всплыла его "троцкистская юность" и его осудили на десять лет по 58-й статье – "измена Родине".

Бутырская тюрьма, Унжлаг в Горьковской области, пересылки: за эти годы Копелев познакомился с сотнями зеков – власовцы, бандеровцы, литовские "лесные братья", советские и немецкие военнопленные, польские офицеры, уголовники, политические. Позже он опишет все эти образы, расскажет об их жизни, роли злой истории в их судьбе. Владение немецким привело Копелева в "арестантский рай" – спецтюрьму № 16 или знаменитую "Марфинскую шарашку" – научно-исследовательскую лабораторию, где использовался труд заключенных. Там он встретил философа Дмитрия Панина и писателя Александра Солженицына. В подвалах "шарашки" было свалено огромное количество немецкой технической документации, которую нужно было переводить. Эту "шарашку" Солженицын обессмертил в своем романе "В круге первом". Прототипом одного из героев – Рубина – стал Лев Копелев.

Лев Копелев со своей супругой, Раисой Орловой Увеличить картинку Лев Копелев со своей супругой, Раисой Орловой (© picture-alliance / dpa) Выйдя на свободу в 1954-ом, Копелев окунулся в московскую оттепельную жизнь: публиковался, переводил, читал лекции в Библиотеке иностранной литературы, писал о Генрихе Гейне, о "Фаусте" Гёте, о Бертольте Брехте, о Фёдоре Петровиче Гаазе – гуманисте XIX века, медике по прозвищу Святой доктор, главном враче московских тюрем. В то же время он впервые встретился с немецким писателем-антифашистом Генрихом Бёллем. Их знакомство положило начало глубокой и плодотворной дружбе. О прекрасной "оттепельной суете" Копелев напишет в книге "Мы жили в Москве" в соавторстве со своей супругой Раисой Орловой. Но оттепель оказалась недолгой. После ареста писателей Андрея Синявского и Юлия Даниэля наступили "заморозки".

Копелев вновь не остался в стороне. Он выступал в защиту Солженицына и Сахарова, подписывал письма против преследования инакомыслящих, печатался в иностранной прессе, осуждал подавление "Пражской весны". После статьи "Возможна ли реабилитация Сталина" в венском журнале Tagebuch в 1968 году Копелев был уволен из Института истории искусств и исключен из партии. Вскоре жизнь стала совсем невыносимой: запрет на профессию, исключение из Союза писателей, вызовы на Лубянку, неизвестные угрожали по телефону, по ночам били окна, забрасывая квартиру камнями. Генрих Бёлль 17 раз устраивал друзьям вызов в Германию. Визу дали лишь в 1980 году, якобы для научной поездки. Через два месяца после того, как Копелевы выехали, их лишили советского гражданства. Позже в интервью DW Копелев назовет свою эмиграцию вынужденной, он подчеркнет: "Я не эмигрант, я не хотел уезжать".

Копелевы обосновались в Кёльне – родном городе Бёлля. В Германии Лев Копелев стал профессором Вуппертальского университета, почетным доктором философии Кёльнского университета, автором многих трудов и монографий. В своей литературной прозе Копелев писал о собственной судьбе, о судьбе близких, друзей, коллег, о слепой вере во благо коммунизма, о войне, о заключении. Он не скрывал своих грехов и промахов, выводил себя тем, кем был на самом деле. Сделав в жизни немало ошибок, в предельной честности он видел возможность хоть как-то искупить свою вину. За общественно-политическую деятельность ему была вручена премия Мира немецкой книжной торговли. В своих эссе и интервью он вновь и вновь выступал в защиту прав человека. Главным и любимым научным "детищем" Копелева стал "Вуппертальский проект" – труд, посвященный богатой тысячелетней истории развития взглядов на Россию у немцев и на Германию у русских. Разоблачение взаимных стереотипов, устоявшихся представлений, искаженных образов, откровенный диалог двух культур: это было первое подобное исследование русско-немецких взаимоотражений.

Сейчас в Кёльне открыт музей и форум Льва Копелева. В разное время лауреатами премии его Фонда становились издание "Новая газета", организация «Мемориал», писатель Владимир Войнович, музыкант Андрей Макаревич, немецкий прозаик Зигфрид Ленц, бывший менеджер концерна Krupp Бертольд Бейц и другие. В Бетховенском парке рядом с домом Копелева есть "тропа" его имени – символический маршрут в память о выдающемся жителе города.

Сайт Форума Льва Копелева: www.kopelew-forum.de
Дарья Хрущёва

06.09.2017

Лев Копелев: пройти своей тропой

Молодой Лев Копелев, 1945 год

Присоединяйтесь к нам

Писатель Владимир Войнович стал лауреатом премии имени Льва Копелева

Владимир Войнович

Российский писатель Владимир Войнович удостоин немецкой премии имени Льва Копелева за 2016-й год. Об этом со ссылкой на форум имени Льва Копелева сообщило немецкое информационное агентство dpa. Вручение награды состоится 22 мая в Кёльне.

Гражданские активисты из России и Украины – лауреаты Премии имени Льва Копелева

Премия названа в честь германиста и правозащитника Льва Копелева

В минувшее воскресенье в Кёльне состоялось вручение международной Премии имени Льва Копелева. В этом году правозащитную награду поделили между собой представители гражданского общества из России и Украины: певец Андрей Макаревич, писатель Эдуард Успенский, певица Руслана и сопредседатель правозащитной организации "Мемориал" в Харькове Евгений Захаров.